Жить с болезнью: Шизофрения - Симптомы

Как мы уже сказали, основные симптомы шизофрении мы можем разделить на «продуктивные» и «негативные».

Продуктивные расстройства

Продуктивные симптомы – те патологические явления, которые добавляют в психику человека какие-то качественно новые свойства, не имеющие места в норме. К ним, прежде всего, относятся: галлюцинации, бред, двигательное возбуждение, психические автоматизмы, депрессии и мании. Продуктивные расстройства могут иметь весьма разные проявления и комбинации, в зависимости от формы заболевания и изначальных особенностей личности больного.

Адольф Вулфли (Adolf Wölfli).Band-Hain, 1910.

Продуктивные симптомы при шизофрении крайне разнообразны, наиболее часто наблюдаются:

Галлюцинации – восприятие несуществующих в реальности объектов. Наиболее характерны для шизофрении псевдогаллюцинации, чаще всего, они проявляются виде т.н. «голосов», слышимых больными внутри головы или визуальных образов, воспринимаемых перед глазами, от которых невозможно избавиться волевым усилием. Больные вполне могут отличить их от реальных объектов и звуков, но не могут признать их болезненного характера. Для псевдогаллюцинаций характерно так называемое «чувство сделанности» - ощущение, что кто-то, с какой-то целью посылает больному информацию.

Пациент Ч, 26 лет.

«В один из дней, когда я, как обычно, сидел и работал дома, в моей голове прозвучала фраза – «ты ведь сам знаешь, что есть». Это было до крайности необычно. Голос звучал откуда-то из самой глубины моего мозга, а на уши переносился уже потом, если вообще уши тут как-то участвовали. Я не слышал фразу отчетливо, я бы даже сказал, что это было что-то наподобие невнятного бурчания, заспанного человека, нельзя даже было сказать, чей именно это был голос. Он не обладал теми обычными качествами, которыми наполнены звуки «нашего» мира. В нем было только совершенное и бесконечное спокойствие, полностью лишенное эмоций и страстей. Услышь я эту речь в обычной жизни, мне бы, наверное, пришлось переспросить говорившего. Но тут я совершенно ясно понимал сказанное. Более того: смысл, сказанного, показался настолько тесно связан с тем, что я на тот момент делал, что пришлось только испугаться и удивиться «как кто-то может быть, настолько глубоко быть в курсе моих действий? Как кто-то может транслировать смысловые послания прямо в мою душу?». Чуть поразмыслив, я понял, что это возможно личное вмешательство Анкосса или кого-то из «высших сил», кто хотел дать мне направление в работе о нем. Спустя какое-то время фраза повторилась в измененном виде «ты знаешь, а кто не знает?». Каждое из посланий рождало в голове бесконечный рой моих собственных мыслей, которые я не мог сосредоточить. Фразы по-прежнему звучали внутри мозга, каждая была, как выстрел, после которого мои собственные мысли затихали на время, а эмоции полностью выстраивались в тот порядок, который был желателен, для «посылавших». Когда наступила ночь, я уже не мог слышать собственных мыслей. В голове, как будто набилась толпа людей, бранившихся между собой, певших, выкрикивавших что-то бессмысленное. Кто-то тихо, но так, чтобы я слышал, заговаривал о моем «устранении», кто-то возражал. «голоса» не говорили прямо, они только намекали, но намеки становились мне совершенно ясны. Сила, разыгравшая в моей голове такое представление не могла быть доброй, а если и была, то весьма изощренно меня испытывала…».

Кроме зрительных и слуховых галлюцинаций, среди прочего, могут встречаться висцеральные – ощущение посторонних предметов в своем организме, а так же сенестопатии – неприятные чувства малопонятных изменений состояния своего организма. Два этих явления часто формируют основу для развития ипохондрической шизофрении.

Пациентка К, 28 лет.

«..шесть лет назад, я неожиданно почувствовала, как мой мозг начал терять свое привычное состояние. Я почувствовала, как по внутренней стороне моей черепной коробки вниз стекает холодная капля жидкости, попутно что-то «колыхалось» и «билось» в черепе. Спустя время, пришло явственное ощущение, что мой мозг стал подтаивать по краям, а растаявшие части стекали вниз, внутри шеи и дальше вниз, в желудок. Времененами казалось, что мозг полностью расплавился и утек в живот. А в прошлом оду он опять стал расти. Сначала внутри головы проходили волны, затем в голове, как будто подходило тесто: рос и набухал мозг, его ткань. Казалось, что мозг растет неправильно, местами слишком быстро и там, бугры мозга затвердевали и раскалывались, опадая вниз…».

Бред - болезненная идея больного, которая полностью определяет его поведение, подчас ведет к неправильным, часто асоциальным действиям. Бред не поддается разубеждению, так как законы логики, по которым он сформирован, уже в достаточно мере искажены. Сюжет и принципы построение бреда у каждого больного всегда постоянны. Кроме того, бред всегда строится вокруг личности самого больного и лишь с течением времени в него могут «вплетаться» другие люди, но уже, как «второстепенные персонажи». Сюжет бреда называют фабулой, о видах фабул бреда мы поговорим чуть ниже.

Кататония - синдром двигательных нарушений, который может проявляться в идее двигательного возбуждения (обычно это резкие, быстрые, однотипные и нецеленаправленные действия) или кататонического ступора. В случае ступора, человек на долгое время замирает в одной позе и не способен контролировать свое тело, мышцы его при этом напряжены от чего тело приобретает т.н. «восковую гибкость» (искусственно преданную ему позу тело сохраняет в течение долгого времени.

В состоянии кататонии человек частично способен воспринимать окружающий мир, но реагирует на него неадекватно. Для кататонии характено такое явление, как «негативизм» - пассивное или активное сопротивление внешнему действию, сопровождающееся молчанием (мутизм) и стереотипиями (механическое повторение простых движений или отдельных бессмысленных слов).

Пациент Ф, 9 лет.

«Глаза почти полностью закрыты, стоит без движения, протянув левую руку чуть вперед. Волосы и кожа сальные. Со слов родителей: уже почти 2 дня стоит на ногах, без движения, при этом сгорблен, будто наклонился что-то поднять и застыл в такой позе. Когда отец положил его в кровать, поза осталась такой же. На вопросы не реагирует, но несколько раз немного поворачивал голову в сторону бабушки, которая говорила в коридоре. Дважды бывали эпизоды, когда ребенок резко «оживал» вскакивал и бежал размахивая руками и ногами, повторял отдельные звуки, например «дя-дя-дя-дя». Про попытке родителей удержать его, отталкивался ногами, неистово кричал, но в себя не приходил. Принимать пищу отказывался, за несколько дней потерял в весе, что было видно без взвешивания…».

Кататония опасна не только потерей контроля над собой, возможностью совершения больным опасных действий, но и тем, что человек не способен в этом состоянии питаться, а обездвиженность в течение долгого времени может повлечь тяжелые нарушения в организме. До изобретения нейролептиков кататонические состояния были серьезной угрозой для пациента и нередко приводили к смерти, однако, в современной психиатрии данные состояния при своевременном вмешательстве относительно легко обратимы.

Психические автоматизмы - действия, мысли и чувства, которые, как кажется пациентам, навязаны им против их воли. Автоматизмы являются основным симптомом синдрома Кандинского-Клерамбо, сочетаясь с бредом воздействия и галлюцинациями.

Часто пациенты совершают действия, или получают познавательный опыт (слышат звуки, чувствуют запахи, боль, изменения в своем теле и т.д.), который, как они думают, не принадлежит их собственной психической деятельности, специально внедряется в нее извне.

Пациент У, 32 года.

«…в прошлом году я пережил одержимость бесами. Это случилось, после периода, когда я вел себя аморально. Внутри меня сидела какая-то негативная духовная сущность. Временами я, против воли, брал ручку и начинал судорожно водить ею по бумаге. Получались какие-то каракули. Возможно, они пытались начертить с помощью меня магические знаки, т.к. сами бесы бесплотны и могут вызывать друг друга только с помощью одержимых людей. Иногда они специально «возбуждали мое тело» сексуально, пытались подбить меня на развратные действия. Ночью часто слышал в голове короткие оскорбления в свой адрес. Через неделю появлялись мысли о самоубийстве. Мысли эти были не мои, поэтому гнать их было бесполезно. Я обратился к родным и те посоветовали обратиться к врачу…»

Негативные расстройства

Негативные расстройства это – потеря или качественное (а не количественное, как например, при депрессии) оскудение уже имеющихся психических функций и изменение самой личности больного. При шизофрении негативные расстройства высокоспецифичны. Они встречаются в разной степени интенсивности практически при всех формах заболевания.

Первое из негативных расстройств – апатия – эмоциональное безразличие. К этому синдрому примыкает эмоциональная тупость - обеднение эмоций. В легкой степени все эмоции переживаются приглушенно, тускло. Больные отмечают, что они стали значительно спокойней, равнодушней. Часто одновременно они утрачивают эмпатию – сопереживание другому человеку. Больной теряет способность воспринимать эмоциональный подтекст получаемой информации, (не способны к сопереживанию, пониманию тонких эмоциональных нот беседы – юмора, сарказма, иронии; эпитеты и метафоры трактуются ими по-своему) а так же возможность получать от жизни удовольствие или неудовольствие. В крайних степенях данного состояния эмоциональные переживания возникают только при удовлетворении витальных потребностей (голода, сна, жажды и д.р.). Внешнее проявление эмоций так же существенно искажается. Чаще всего происходит медленное обеднение мимики, жестикуляции. Голос становится монотонным, «на одной ноте», в независимости от обсуждаемой с больным темы. Проявление эмоций либо «стирается», либо «искажается» до необычных форм. Порой мимика больного становится дурашливой, «клоунской». Больной смеется или плачет громко, неудержимо, при этом корчит необычные гримасы (парамимия). За яркостью и необычностью тут кроется качественное обеднение эмоций.

Однако, не следует забывать, что шизофрения – это схизис, расщепление психических функций. Поэтому эмоциональная тупость в одном может сочетаться с хрупкостью и гиперчувствительностью в другой сфере (феномен дерево-стекло). Так, например, смерть близкого родственника не вызывает у них сильного потрясения, тогда, как смена бытовой обстановки или потеря привычного им предмета оборачивается настоящей бурей эмоций.

Другое негативное расстройство – снижение энергетического потенциала. Речь идет об уровне активности организма. Для любой деятельности требуется запас энергии: работа, учеба, уборка и др. – все эти занятия требуют от человека активности. Утрата энергетического потенциала ведет к ослаблению воли - абулии – «бездеятельности», или парабулии – «искаженной деятельности», человек становится все менее активным, не находя в себе сил для какой-либо деятельности. Это снижение может быть не равномерным. Например: человек теряет интерес к работе, семье, но пораженная эмоциональная сфера делает субъективно значимыми какие-то второстепенные занятия: получение бесполезных для человека знаний в ущерб работе, забота о бездомном животном в ущерб заботе о собственном ребенке и т.д.

Аутизм - потеря человеком способностей к эмоционально-насыщенному общению, как следствие, резкий уход от внешних контактов к собственным внутренним переживаниям, которые постепенно теряют связь с реальными, породившими их событиями и объектами. Такие люди часто снижают круг общения или выбирают из окружающих какого-то одного человека, общение с которым не будет вызывать сильных переживаний для больного, в общении с которым они смогут остаться «сами при своих мыслях». Аутизм - не только снижение внешних контактов, но так же и их искажение. Человек может сменить круг общения на, внешне кажется, совершенно ему не подходящий, в котором он не будет иметь возможности адаптироваться и найти свое место, тем не менее стараясь это сделать. Замкнутость, утрата эмпатии и эмоционального резонанса ведут к недопониманию, недоучету социальных норм и правил. Так, например, аутистичный человек может заговорить в обществе на табуированную тему (например, о сексе), как о чем-то бытовом.

Со слов родственника пациента Л, 24 лет:

«В последние 2 года пациент ведет себя достаточно странно: все время проводил дома, за изучением, книг по эзотерике, истории, хотя его профессии, он – юрист. В школе физику он знал весьма посредственно. Начальство на него постоянно жаловалось, за прогулы, пришлось уйти. Сам он насчет этого не переживал, говоря, что есть вещи куда более базисные, чем юриспруденция. Жил в квартире, но ни с кем из нас, не общался, только с младшим братом, которому что-то рассказывал, пускал к себе в комнату, но ни с кем больше. На попытки матери интересоваться, что он делает – огрызался, кричал, чтобы его оставили в покое. Часто забывал поменять белье, не мылся около 1,5 месяцев. Часто не ел сутки, а потом ел без остановки. Продолжал читать книги, сидел в интернете.

Две недели назад мы узнали о тяжелой болезни его близкой подруги, о чем сообщили. Но навестить её он не пожелал, сказав, что занят, да и не видит он в этом большого смысла «чем я ей помогу?». Несколько дней спустя девушка скончалась. На похороны придти все же согласился. Сначала стоял в стороне, молча оглядывал обстановку кладбища. Потом стал приставать к священнику с расспросами, от этого внезапно развеселился, стал обсуждать разные религиозные символы, обряды, в частности, погребение. Смеялся в голос, говоря о примитивности взглядов окружающих на разные символические моменты. На попытки унять его реагировал резко «разве я не прав?! Сперва докажите – потом затыкайте!». После похорон был в приподнятом настроении, вернувшись домой, вновь заперся в комнате, продолжив свое уединение…»

Ассоциативное искажение – нарушение способности выстраивать логическую последовательность из имеющихся понятий. Человек строит свое рассуждение не по практическому назначению предмета, а по малозначимым признакам – символическим смыслам, которые может иметь предмет. При значительной потере контроля над мышлением пациент теряет способность видеть неадекватность своих ассоциаций. Характерным для шизофрении является построение ассоциаций по созвучию. Приведу пример: «…Люблю ли я мечтать? Нет, конечно! Это же от слов «меч» - оружие убийства, и «тать» - вор. Мечтатель – человек связанный с убийством и воровством, потому мечтать я избегаю…».

Мир реальных объектов и мир символов, у больного плотно сливаются между собой. Больные шизофренией часто не могут отделить в своих рассуждениях главного от второстепенного (из-за обеднения эмоций теряется и представление о значимости предмета). Как следствие мышление теряет целенаправленность – понятия просто громоздятся друг на друга.

Амбивалентность или «двунаправленность», двойственность - расстройство, при котором у больных существуют два взаимоисключающих направления в деятельности, мыслях, чувствах – все происходит, как в басне И.А. Крылова «Лебедь, рак и щука».. Результатом является непродуктивность психической деятельности, в таком состоянии пациент может менять точку зрения бесконечно долго, рассуждать, но для него невозможно сформировать какого-либо устойчивого мнения о предмете и, следовательно, осуществлять целенаправленную деятельность.

Следствием нарушения построения логических цепей могут быть расстройства мышления по типу «соскальзывания» и «резонерства». Соскальзывание - неожиданное перескакивание с темы на тему по непонятным для окружающих связям. Резонерство - трудность сосредоточения речи и мышления на заданной теме и склонность к безрезультатному теоретизированию на абстрактные темы, больные при этом не пытаются произвести каких-либо значимых выводов, а просто «плывут» среди свободных ассоциаций. В качестве примера, приведем отрывок из рассказа В. Хлебникова «Учитель и ученик»:

«… Слыхал ли ты, однако, про внутреннее склонение слов? Про падежи внутри слова? Если родительный падеж отвечает на вопрос «откуда», а винительный и дательный на вопрос «куда» и «где», то склонение по этим падежам основы должно придавать возникшим словам обратные по смыслу значения. Таким образом, слова-родичи должны иметь далекие значения. Это оправдывается. Так, бобр и бабр, означая безобидного грызуна и страшного хищника и образованные винительным и родительным падежами общей основы «бо», самым строением своим описывают, что бобра следует преследовать, охотиться за ним как за добычей, а бабра следует бояться, так как здесь сам человек может стать предметом охоты со стороны зверя. Здесь простейшее тело изменением своего падежа изменяет смысл словесного построения. В одном слове предписывается, чтобы действие боя было направлено на зверя (винительный — куда?), а в другом слове указывается, что действие боя исходит из зверя (родительный — откуда?)…»[1].

С течением времени мышление больного становится паралогичным, то есть почти совсем перестает опираться на конструктивные практические связи, как следствие больной строит неправильные выводы на основании данных условий. Паралогичность мышления – непременное условие формирование при шизофрении бреда.

В крайней степени потери мышлением больного целенаправленности может проявиться шизофазия. Это бессмысленный с виду набор слов, выстроенный, однако в синтаксически правильное предложение. В качестве примера - часть стихотворения Д. Хармса «Случай на железной дороге»:

«Как-то бабушка махнула

И тотчас же паровоз

Детям подал и сказал:

Пейте кашу и сундук.

Утром дети шли назад

Сели дети на забор

И сказали: вороной

Поработай, я не буду,

Маша тоже не такая…»[2]


[1] Цитата по Хлебников В. «председатель земного шара» 2010, из-во Азбука-классика, СПБ

[2] Цитата по «О явлениях и существованиях», 2010, из-во Азбука-классика, СПБ