Жить с болезнью: Заболевания детского и подросткового возраста - Феномен патологического фантазирования у детей, или «Что в имени тебе моем?..». Часть 3.

Часть 3. Практические идеи для взаимодействия с детьми, имеющими склонность к патологическому фантазированию

Часть 1.

Часть 2.

М.А.Бебчук, О.М.Щедринская

Итак, врач-психиатр поможет родителям понять, что послужило причинами возникновения у ребенка патологического фантазирования (или схожей симптоматики), определит природу заболевания и обозначит пути помощи ребенку и семье в целом. Клинический и семейный психологи «подхватят» эту часть коррекционной работы.  

Barber.jpgНо есть отдельные воспитательные задачи, которые в любом случае могут решать близкие ребенку люди (родственники), а также те, кто непосредственно занимается его обучением и развитием (воспитатели и педагоги). Эти задачи никаким образом не могут заменить консультацию у врача, они являются «сопутствующими», «сопровождающими», имеющими прикладное и практическое значение.

Ниже приводятся рекомендации, которые могут быть использованы взрослыми при выборе возможных способов реагирования на разнообразные варианты «особого» поведения ребенка с патологическим фантазированием и на схожие особенности у здоровых детей. Эти рекомендации не являются достаточными для решения проблемы и устранения симптоматического поведения, если это поведение связано с серьезными психическими нарушениями. 

Рекомендации носят обобщенный характер,  каждый случай требует индивидуального рассмотрения. Однако, многие «ходы» применимы в каждодневной работе педагогов, а также во взаимодействии родителей с детьми, помогая как ребенку, так и его окружающим иметь некую «опору под ногами» и лучше понимать происходящее.

Имя и игровое перевоплощениеИмя – это то, что является одним из основных способов идентифицировать себя, свое «Я» и дается  родителями вместе с рождением. У разных народов существовали и существуют особые ритуалы наречения имени. При патологическом фантазировании ребенок, теряя грань между реальностью и миром фантазии, «становясь» героем сказки или мультфильма, в каком-то смысле теряет себя, свои границы, свое «Я», отказывается от принадлежности своему роду и родителям.

Учитывая, что грань между вымыслом и реальностью у ребенка в силу возрастных особенностей стерта, варианты, когда окружающие безоговорочно поддерживают предложенную игру с переименованием, могут только усиливать проблему. Согласившись, что на занятия ходит не Миша, а Геракл, взрослые поддерживают ребенка в этом стирании границы между тем, что есть на самом деле и тем, как он хотел бы, чтобы было.

Также, не полезным действием со стороны взрослого была бы готовность (согласие) отказаться от своего собственного имени и собственной свободы действий. Согласие «быть не собой» возможно только в том случае, если получается обозначить рамки игры, у которой есть началоконец и четкие правила. Такая игра допустима только в ограниченное время (не с утра до ночи) и не может быть дискомфортна для кого-либо из участников (иначе это уже не игра, а насилие). Игре необходимо быть уместной с точки зрения окружающей реальности. Если поиграть в «папу-слона и слоненка» хорошо в домашних условиях, то представляться именами этих животных на группе подготовки к школе не следует (т.к. ситуация не является игровой и у нее есть иные цели и задачи). При этом по нашим данным и данным литературы важно учитывать, что тактика прямого и категоричного спора с ребенком о том, как его называть, может быть неэффективной, т.к. во многих случаях ответом ребенка будет агрессия и другие негативные реакции.

Задача взрослого – помочь отделить игру от «не игры», воображаемое от действительного, уместное от неуместного – и при этом продемонстрировать интерес и уважение к тому, что для ребенка важно. Как это может выглядеть на практике?

·                    Если ребенок выбрал себе любимого персонажа, всегда полезно узнать, почему ребенок выбрал для себя этого героя. Возможные вопросы могут звучать так: Расскажи, пожалуйста, чем тебе нравится этот герой? Что он любит делать? Чем вы похожи, а чем отличаетесь? Почему ты хочешь, чтобы тебя звали его именем? А почему не хочешь, чтобы тебя называли именем, которое дали папа и мама?

·                    Обозначение границ со стороны взрослых: «Хорошо, Миша, давай сейчас мы поиграем в то, что ты – Геракл. Мы будем играть 10 минут (можно завести таймер или будильник), а потом ты обратно станешь Мишей. Если захочешь, мы потом еще в эту игру поиграем». Ровно через 10 минут игра останавливается, и если есть желание – через оговоренное время возобновляется.

·                    В учебных и развивающих целях, а также для установления контакта в некоторых случаях возможно и уместно «встраивание» в игру и фантазию (как продолжение или вариант предыдущего пункта, с четкими временными границами). Проиллюстрируем историей мальчика, который хотел быть Карлсоном: «Сейчас у нас будет игра в Карлсона, который живет на крыше. Сегодня наш Карлсон будет не только летать и жужжать, но еще он будет прыгать на одной ножке! (Все бегают по кругу и прыгают). Спасибо. А теперь Карлсон не просто полетит, а будет выслеживать воров на крыше! Для этого, когда он услышит мой хлопок в ладоши, ему надо будет замереть на месте и не двигаться – иначе он спугнет воров, а когда я дважды хлопну в ладоши – можно будет лететь дальше… Спасибо. А теперь мы будем играть с другую историю – как Карлсон ворует плюшки у Фрекен Бок. Плюшками будут фигурки в мешочке (у каждого свой). Карлсону надо посмотреть на карточку и найти на ощупь в своем мешочке именно такую плюшку-фигурку... Спасибо. В следующий раз мы еще поиграем в Карлсона – будем его лечить, когда он заболел, а сейчас пришло время для другой игры».

«Ребенок постоянно фантазирует»/«уходит из реальности в свой воображаемый мир» (но ничего не любит делать руками; не умеет сотрудничать; не любит игры со сверстниками). В таких случаях следует помогать ребенку «заземлять» его образный внутренний мир, делать его более конкретным и  материальным. Здесь будет работать принцип «ты не расскажи, а покажи мне, как это устроено». Далее при помощи различных материалов и форм ребенок может показать то, что он придумал или изобрел. Для этого будут полезны конструкторы, пластилин, карандаши, соленое тесто для лепки, пальчиковые краски.

Хорошо, если вокруг этого творчества получается совместная деятельность, в которой можно сотрудничать, помогать друг другу, учиться взаимодействовать. Если мама (или любой другой человек) лепит рядом с ребенком что-то свое, а потом просит помочь слепить (доделать) важную деталь – то это уже будет совершенно реальное взаимодействие и общение, в настоящем реальном, а не выдуманном мире. В ответ можно предложить ребенку помощь, привнести новые детали в его проект. Так формируется возможность построить диалог и расширить тот узкий коридор, который задан жесткими рамками патологического стереотипного образа. Параллельно решаются другие задачи развития, например, улучшается мелкая моторика.

Отдельно важно заметить, что на таких детей (склонных «уходить в свой мир») негативно влияет просмотр телевизионных передач, а также любые виды компьютерных игр (включая доступные на мобильных телефонах и игровых приставках). Любая виртуальная «реальность» будет усиливать дезадаптациюпоэтому использование любых электронных средств должно быть ограничено.

У ребенка усиленный интерес к одной теме. Если ребенок увлечен чем-то одним, то часто его уровень знаний оказывается неравномерным, а общее развитие - дисгармоничным. Задача родителей и педагогов - развитие тех зон и сфер, которые развиты хуже, т.к. не попадают в поле, которое само по себе интересует ребенка. При этом важно иметь искреннее уважение и принятие интересов ребенка (к номерам и цифрам, к компьютерному программированию, к ботанике или астрономии). Если ребенок необщительный – ему будет важна помощь в том, чтобы устанавливать разные контакты и поддерживать отношения со сверстниками. Если ребенок предпочитает малоподвижную деятельность – ему будет необходимо найти подходящий вид спорта.

У ребенка наблюдаются особенности эмоциональной сферы. Отличительной особенностью детей, имеющих склонность к патологическому фантазированию, является своеобразие и/или недостаточное развитие эмоциональной сферы. В целом, эти дети более тревожны и впечатлительны, чем другие. Они могут болезненнее относиться к событиям и происшествиям, сложней адаптироваться к переменам. Им может быть свойственна холодность и отчужденность по отношению к людям, игнорирование интересов и чувств окружающих. Полезными действиями взрослых будут:

·                    Словесное «отражение» эмоциональных и поведенческих реакций: «Ты сейчас плачешь, тебе, наверное, очень грустно… Ты сейчас кричишь… Ты, наверное, очень сердишься, если так бросил игрушку… Мне больно, когда ты меня толкаешь». При помощи такого озвучивания действий и эмоций ребенка, можно постепенно помочь ему самому лучше различать те процессы, которые в нем происходят. Аналогично озвучиванию, можно просить назвать то, что он чувствует: Я боюсь/я рад/я устал/мне не приятно/я голоден.

·                    Очень важно побуждать ребенка к тому, чтобы он обращал внимание на состояние и настроение окружающих, их реакции, выражение лица. Необходимо демонстрировать ребенку различные способы сопереживания окружающим людям и возможные ответные действия, показывая на практике, как это можно сделать (пожалеть, утешить, посочувствовать, поддержать).

·                    Очень аккуратно и обдуманно реагировать на страхи ребенка. Безусловно, их необходимо учитывать, а не игнорировать. Однако, если взрослые будут всегда и во всем поддерживать ребенка в его эмоциях (держать все окна запертыми, чтобы не влетел Надувной Голубой Ослик; всегда ходить вместе с ребенком в туалет, потому что иначе ему одному страшно) – страхи могут только усилиться. Если взрослый своими действиями показывает ребенку, что его страх и для него (взрослого) -  страшный, он тем самым как бы подтверждает ребенку его опасения, делая их более реальными. Найти «золотую середину» бывает трудно, однако это совершенно необходимо.

·                    Для таких детей очень важна стабильность и предсказуемость в жизни (что само по себе снижает уровень тревоги и страхов). Это подразумевает наличие ясных, простых, доступных для ребенка, конкретных и четких правил, по которым живет ребенок (включая распорядок дня). Правила и требования должны поддерживаться всеми взрослыми без исключений. Ребенок неизбежно будет проверять эти границы на подвижность или устойчивость, иногда провоцируя родителей и формируя у них чувство беспомощности.  Важно помнить, что для ребенка с патологическим фантазированием - гораздо больше, чем для других, «обычных» детей – важна однозначность: это - можно, а это – нельзя.

·                    Для детей данной группы важен и полезен тактильный и глазной контакт в разных формах. Иногда прикосновение - один из способов привлечь и удержать внимание на том, что значимо. Физическое соприкосновение может быть способом провести границу между дозволенным и запретным (например, физически взяв за руку, не пускать бежать через дорогу). Тактильный контакт в виде объятий, поцелуев, массажа может быть способом снижения общего уровня тревоги и напряжения у ребенка. Кроме того, следует настойчиво просить ребенка смотреть на того, кто с ним разговаривает.

В заключение, хотелось бы обратить внимание, что выбор варианта взаимодействия взрослого с ребенком находится под влиянием некоторых базовых идей.

Во-первых, - принятие реальности. Это значит, что необходимо согласиться с тем фактом, что перед вами – ребенок, отличающийся от многих своих сверстников и имеющий особенности. Важно знать эти особенности, признать их наличие, согласиться с фактом их выявления. То есть специалистам (педагогам, воспитателям) необходимо избежать соблазна «списать» наличие особенностей на то, что у всех разные характеры, или успокоить родителей словами, что «само пройдет»/«перерастет». Для родителей и других близких людей сложно принять факт, что их ребенок – не такой, как все, а отличия могут помешать ему быть успешным, сделают невозможными реализацию родительских ожиданий и надежд. Однако необходимо учитывать, что детская психика – гибкая и имеет много компенсаторных возможностей, а это значит, что ребенок динамично развивается и многие сложности можно преодолеть. Именно поэтому своевременно оказанная согласованная помощь со стороны родителей, педагогов и других специалистов может помочь выйти из ситуации с «наименьшими потерями». Главными задачами тех, кто будет работать с ребенком, являются развитие, обучение и социализация ребенка.

2. Любые действия (как и отсутствие действий) имеют последствия и оказывают влияние на других людей. Важнейший медицинский принцип «не навреди» будет здесь также очень уместен. Реакция окружающих (как членов семьи, так и любых других людей) на особенности поведения ребенка оказывает, в свою очередь, на него разного рода «ответное воздействие». Это воздействие может как помогать преодолевать страхи и тревожность или сглаживать различные особенности, так и усиливать эти проявления. Иногда для того, чтобы выработать оптимальный путь построения отношений с особым ребенком, бывает нужна помощь и поддержка извне. Для родителей – это разговор с понимающим и поддерживающим педагогом (психологом, врачом), а для специалистов (в том числе педагогов) такой помощью и поддержкой в работе с «трудным» ребенком может быть помощь более опытного коллеги – супервизора.

 Статья впервые опубликована в журнале "Наука и школа" 2013, №1, стр. 150-156, а также на сайте Института ИнтегративнойСемейной Терапии. Размещено с любезного разрешения автора.