Жить с болезнью: Заболевания детского и подросткового возраста - Инклюзия: за и против

Инклюзия: за и против

В России 1 сентября - день, когда дети садятся за парты, традиционно считается Днем знаний. Самое время поговорить о школе. С проблемой выбора учебного заведения, удовлетворяющего запросам, сталкиваются и семьи, в которых растут здоровые дети, что уж говорить о родителях ребят с ограниченными возможностями здоровья? Собственно, никакого особого выбора у них нет. До последнего времени такие дети определялись в специализированные школы или интернаты, сейчас все больше говорят об инклюзивном (интеграционном) образовании.

инклюзия1.jpg

Федеральный закон “Об образовании” 2012 года уже недвусмысленно дал понять, что коррекционное образование ждут большие изменения. В частности, в нем сказано, что с 2016 года “специальные (коррекционные) образовательные учреждения для обучающихся воспитанников с ограниченными возможностями здоровья должны пребразоваться в общеобразовательные организации”.

Понятие “инклюзивное образование” – еще одна новинка профильного федерального закона 2012 года. В документе оно определяется как “обеспечение равного доступа к образованию для всех обучающихся с учетом разнообразия особых образовательных потребностей и индивидуальных возможностей”.

В связи с предстоящими переменами администрации коррекционных школ выражают огромное беспокойство, считая, что коррекционному образованию в нашей стране пока нет достойной реальной альтернативы и что нельзя бездумно копировать западный опыт, избавляясь от коррекционных учреждений и полностью переходя на инклюзивное образование.

Хотя сама по себе идея инклюзии, то есть совместного обучения “обычных” детей и школьников с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) – верная и перспективная, во всяком случае она обеспечивает связь последних с реальным обществом, считает участник заседания, президент Региональной общественной организации “Клуб психиатров” Аркадий Шмилович.

“Конечно, в коррекционных школах есть свои плюсы – там разрабатываются особые технологии, программы, но, с другой стороны, они совсем не способствуют социальной интеграции своих воспитанников, а это должно быть главной задачей. Коррекционная школа ведет к изоляции, нет мостика между ее выпускником и обществом. И окончив такую школу, человек оказывается несостоятельным в незнакомой для себя среде”, – пояснил он. В то же время Шмилович опасается, что правильная идея инклюзивного образования может дискредитировать себя, будучи неподготовленной. “Должна быть последовательность, должна проводиться громадная просветительская работа среди профессионалов разных направлений – в школах с педагогами, во всех общественных институтах. Это серьезнейшая проблема, ее нельзя решить за один день”, – отметил он. Психиатр рассказал, что в некоторых странах коррекционных школ почти нет, но там этот вопрос решался в течение ряда лет.

“Посмотрев на западные образцы, мы выбрали вектор на инклюзию, на то, чтобы ребята с ОВЗ учились в обычных школах. Но школы не готовы к этому ни методологически, ни мировоззренчески”, – подчеркнул он.

В качестве минусов инклюзивного образования члены рабочей группы назвали большую наполняемость “обычных” классов, а также неподготовленность “обычного” учителя к работе с детьми с особенностями. Без специального образования и глубокого знания психологических особенностей детей-инвалидов невозможно эффективно работать с такими “особыми” учениками. Кроме того, не каждая школа может предоставить логопеда, дефектолога, психолога, социального педагога – а они необходимы детям с ОВЗ.

Серьезной проблемой может стать и отторжение общества, особенно взрослых. “Некоторые родители здоровых детей совершенно не готовы отдать свое чадо в инклюзивный класс”, – поделилась своими опасениями одна из участниц заседания.

В качестве наиболее вероятного негативного сценария члены рабочей группы видят ситуацию, при которой, учитель будет лишь транслировать знания, не особо заботясь о том, усваивают ли их дети с ОВЗ. В итоге родители больного ребенка скорее всего переведут его на надомное обучение, что совсем не способствует его социальной интеграции.

Другой вариант – дети-инвалиды будут номинально присутствовать в “обычных” классах, не получая никаких знаний, что в конце концов приведет к отсутствию аттестата.

Опасения специалистов справедливы и понятны, но, тем не менее, в России уже существуют вполне успешные примеры инклюзивного образования.

Перечислим лишь некоторые из них.

Российский опыт инклюзивного образования

1) Школа № 1321 “Ковчег” (Москва) – первая государственная школа России, осуществляющая процесс интеграции детей с особенностями развития в среду здоровых сверстников в рамках общеобразовательного процесса. Сегодня здесь учатся около 500 ребят, около ста из них – с ОВЗ.

http://kovcheg1321.com/

2) Проект “Подари свет” (Санкт-Петербург) направлен на создание среды для равноправного творческого общения между здоровыми детьми и детьми с ОВЗ. В ходе реализации проекта идет разработка комплекса совместных занятий, в которых участвуют дети из общеобразовательных и специализированных школ и детских садов. Проект реализуется на базе Центра инклюзивного образования “Границ НЕТ” (школа №232 Адмиралтейского района), а также на удаленных площадках.

http://www.givelight.spb.ru/

3) Центр внешкольной работы “Синегория” (Москва), чьи здоровые воспитанники регулярно проводят совместные мероприятия с коррекционной школой № 44.

http://www.sinegoriya.ru/

http://kroc44.mskzapad.ru/

4) Центр инклюзивного образования “Я слышу мир!” в гимназии №56 (Санкт-Петербург).

http://usharik.ru/site/index.php/project/248

5) Школа №593 с углубленным изучением английского языка (Санкт-Петербург), которая дает возможность получить среднее образование детям с ДЦП.

http://school593.ru/

6) Гимназия 1540 ОРТ (Москва), которая с 2006 года активно занимается инклюзивным образованием детей с синдромом Аспергера.

http://www.1540.ort.ru/

7) Школа №169 (Москва), в начальном звене которой в течение нескольких лет идет эксперимент по инклюзивному обучению детей с расстройством аутистического спектра.

http://sch169.mskobr.ru

8) Школа №1447 им. Н.А. Островского (Москва), где, в том числе, обучаются дети с нарушениями психики.

http://coc1447.mskobr.ru/

инклюзия2.jpg

Европейский опыт инклюзивного образования

Италия

Инклюзивное образование в Италии начали внедрять еще 40 лет назад, на сегодня 99 % всех детей со специальными нуждами учатся в обычных школах. В стране широко развита система “учителя поддержки”, который должен стать опорой “особому” ученику, помогать в решении его проблем. Родители сами определяют, нужен ли такой дополнительный педагог их ребенку. Если они посчитают работу “учителя поддержки” необходимостью, то смогут зарегистрировать своего ребенка в государственном реестре “детей с отклонениями развития” на один год. “Большинство учителей не отрицают интеграцию, но имеют серьезные проблемы по внедрению ее в жизнь класса. Они предпочитают переносить всю ответственность за обучение учащихся с отклонениями в развитии на плечи учителей поддержки. Кроме того, учителя предпочитают, чтобы учитель поддержки работал с такими учениками вне класса”, – утверждают специалисты Института проблем инклюзивного образования. По их сведениям, проблемы развития образовательной интеграции в Италии связаны с тем, что процесс был начат без исследований нужд регионов, определения наличия необходимых специалистов. “Специальные занятия в течение 1 месяца не дали положительных результатов, многие учителя вообще не прошли обучения. Сотрудничество классного учителя и учителя поддержки часто оказывается проблематичным. Большинство учителей поддержки, работающие в старших классах, не имеют специальной подготовки ”, – добавили сотрудники Института. При этом они также отметили, что часть родителей здоровых детей против присутствия школьников с отклонениями в обычном классе, а учителя не ставят перед собой задачу обучения школьников с особыми потребностями, поскольку их подготовка к интеграции велась на недостаточном уровне. На фоне многочисленных проблем, связанных с включением в общеобразовательный процесс детей с глубокой умственной отсталостью, в Италии все чаще и чаще можно услышать ратования за возврат специальных классов для таких учеников. Тем не менее, эта инициатива отклоняется с завидной постоянностью, и в итоге большинство детей с выраженными интеллектуальными нарушениями остаются за “бортом” итальянской системы образования.

Швеция

В Швеции большая часть детей с особенностями интегрированы в общеобразовательную систему, те же из них, кто страдает от выраженных нарушений слуха, зрения или умственной отсталости учатся в специализированных школах. Интересный момент здесь заключается в том, что коррекционные школы размещают свои классы в здании обычных школ, тем самым поддерживая интеграционные процессы. Дети с аутизмом получают образование в малых группах, но в обычной школе. “На каждых 3-х детей приходится 2 учителя и ассистент”, – добавляют специалисты Института инклюзивного образования.

Франция

Во Франции существует четыре формы инклюзивного образования. Одни дети учатся по стандартной школьной программе, а во внешкольное время получают дополнительные услуги – адаптационные семинары, лечебные процедуры и т.д. Другие также проходят общую программу, но кроме нее получают дополнительные занятия по специальной программе, помощь в подготовке уроков. Третий вариант – когда в основное школьное время ребенок проходит обучение в специальном классе по специальной программе, а оставшиеся часы занимается вместе со здоровыми учениками своего возраста. И последняя опция – посещение специального класса со специальной программой, но при активном участии в жизни школы – в ее праздниках, воспитательных мероприятиях, соревнованиях и т. д.

Татьяна Щербакова

Статья впервые опубликована в газете «Нить Ариадны» №8(99), 2014 г. Размещена с любезного разрешения редакции.