Жить с болезнью: Душевные болезни - Ревность - норма или помешательство?


Евсей Красик,
д.м.н., профессор (Израиль)

“Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая или камвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, ‑ то я ничто.
И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы. Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится.”
(Из Первого послания к коринфянам Святого апостола Павла)

"Жизнь без любви не жизнь, а существование. Без любви жить невозможно, для того и дана душа человеку, чтобы любить".
М. Горький

"Любовь сильнее смерти и страха смерти.
Только ею, только любовью держится и движется жизнь".
И. Тургенев

"Любить ‑значит желать другому того, что считаешь за благо, и желать притом не ради себя, но ради того, кого любишь, и стараться по возможности доставить ему это благо".
Аристотель

"Подобно тому, как любовь не имеет более близкой подруги, чем ревность, так она не имеет и большего врага; совершенно так же ничто не является более враждебным железу, чем ржавчина, которая рождается из него самого".
Джордано Бруно

"Ревность... эта страсть свойственна или людям по самой натуре эгоистическим, или людям неразвитым нравственно. Считать ревность необходимою принадлежностью любви — непростительное заблуждение".
В. Белинский

"Ревнивцы вечно смотрят в подзорную трубку, которая вещи малые превращает в большие, карликов — в гигантов, догадки — в истину".
М. Сервантес

"Ревность — чудовище, само себя и зачинающее, и рождающее".
У. Шекспир

"Тот человек, кого ты любишь во мне, конечно, лучше меня: я не такой. Но ты люби, и я постараюсь быть лучше себя".
М. Пришвин

"НЕ РЕВНУЕТ ТОЛЬКО КУРИЦА"

Любовь и ревность часто называют "сестрами-неразлучницами". Ревность известна с глубокой древности, но до настоящего времени остается одним из наименее понятных и изученных сложных проявлений человеческих отношений. И если небезызвестный граф Калиостро, как хорошо знают российские кинозрители, как будто и вывел некую "формулу любви", то пока не существует строго научного определения ревности. Однако не вызывает сомнений, что ревность представляет собой страсть, которая глубоко охватывает личность и во многом определяет ее поведение. Ревность не только удел человеческих отношений, она встречается и у некоторых животных. Недаром говорят, что "не ревнует только курица". В этом плане возможно общее определение ревности как разновидности агрессивного поведения, направленного на представителя своего вида и пола, претендующего на место, занятое ревнивцем.

На вопрос, является ли чувство ревности нормальным или болезненным явлением, почти в любой аудитории можно получить прямо противоположные ответы: одни говорят — "это норма", а другие, особенно женщины, — конечно, это всегда завихрение — болезнь". Тогда я прошу кого-нибудь из утверждающих, что ревность является патологией, разобрать обычную жизненную ситуацию. Вы пришли с мужем (близким знакомым) на вечеринку и видите, что он не обращает на вас внимания, явно ухаживает за вашей подругой: постоянно приглашает ее на танцы, удаляется с ней в укромные места. Разве у вас, спрашиваю я, психически здоровой женщины (подобную ситуацию, но с женой или подругой можно предложить для разбора мужчине) не возникают ревнивые мысли — что это он вытворяет, как себя ведет, в какое положение меня ставит? Обычно следует ответ: "Конечно, возникают. Да ведь еще какие! Я же не бесчувственная!" Но иногда отвечают — "нет, не возникают". В последнем случае могут быть минимум две причины: муж (друг) ей безразличен или у нее самой имеются патологические проблемы, но уже другого характера.

ОСЛЕПЛЯЮЩЕЕ ПСИХИКУ ЧУВСТВО

Конечно, в подавляющем большинстве случаев ревность является нормальным человеческим чувством. Заблуждается тот, кто убежден, что не ревнив. Только болезненно холодный человек не способен чувствовать это, ибо ревность — одно из самых сильных чувств натуры человека. Пожалуй, если не каждый, то многие хотя бы раз в жизни испытывали это ослепляющее психику чувство.

Обычную ревность часто связывают с любовью, при этом ссылаются на старую пословицу: "Если ревнует, значит любит". Более поэтично эта связь описана в Ветхом завете — книге Песни песней Соломона. В ней любовь и ревность неотделимы: "...Крепка, как смерть, любовь; люта, как преисподняя, ревность; стрелы ее — стрелы огненные." Из этого не обязательно значит, что одно проистекает из другого. Бывает ревность без любви, но любовь без ревности — почти никогда. Некоторые люди, возможно, не вполне обоснованно облагораживают ревность, придают ей поэтический ореол. Первую попытку доказать это предпринял, по-моему, Еврипид, представив миру бессмертную Медею.

Любовь — чувство не однозначное. Она может иметь положительную и негативную эмоциональную окраску (восторг, блаженство при взаимности; и горе, отчаяние — при неразделенной). Она базируется не только на стремлении душой, телом и всеми помыслами принадлежать другому, быть ему полезным, но и, в частности, на праве собственности любимого (любимой), партнера (партнерши). В этом отношении многие из нас в той или иной степени форсайты — собственники: "Это моя жена (муж). Это моя девушка (парень). Это моя дочь (сын)". Вспомните Л.Н.Толстого: его любимая героиня в "Войне и мире" — Наташа "в пределах нормы" ревновала своего мужа Пьера Безухова. Любящие же другого героя этого произведения Николая Ростова, его мать и Соня — ревновали его "за счастливую семейную жизнь" к его жене. Уверен, что в нашей повседневной жизни вы сможете и без литературных источников найти много примеров ревнивых мыслей и высказываний, не выходящих за пределы нормальных человеческих отношений. Некоторые даже считают, что здоровая ревность ограждает партнеров от глупых увлечений и является как бы своеобразной техникой безопасности.

Иногда неправильно отождествляют с ревностью зависть. Зависть не имеет связи с ревностью. Заповедь "не пожелай жены ближнего твоего" — это мера предупреждения и пресечения могущей возникнуть ревности, но очень мало имеет прямого отношения к ней.

Портит жизнь не обычная, а повышенная ревность на грани нормы и патологии. Если муж (жена) делает жене (мужу) шутливые замечания: "Что-то тебе последнее время звонят одни мужчины (женщины)" -- это нормально. Когда же он (она) грозно требует, "чтобы прекратились эти подозрительные звонки" и внимательно прислушивается ко всем вашим разговорам, то, мягко говоря, это повышенная ревность. Конечно, довольно часто складываются ситуации, когда ревность вполне закономерна, но чаще всего она возникает без всякого повода.

Существует — и не так уж редко — болезненная ревность. Где же грань проявления обычной человеческой ревности и патологической ревности? Выявить эту грань иногда трудно, так как определить точные границы между нормальной и патологической ревностью не всегда представляется возможным. В этих случаях остаются сомнения, к какому аффекту, нормальному или болезненному, следует отнести эти переживания.

Многие специалисты считают, что ревность остается "в пределах нормы", когда она не охватывает всю личность: поддается коррекции, человек контролирует свои поступки. Патологическая ревность возникает на болезненной почве, характеризуется значительной интенсивностью и стойкостью. Она не соответствует фактам, вызвавшим ее, сопровождается их искаженной оценкой, становится неконтролируемой. Эта ревность не коррегируется и сопровождается неадекватными действиями на предполагаемую или совершенную измену.

Видный немецкий психиатр Э. Крепелин подчеркивал, что "сам факт измены еще не исключает появления патологической ревности. Важна интенсивность реакции, настойчивость, с которой больной делает вывод из незначительных фактов и переносит их на болезненную почву утверждений о неверности".

Патологическая ревность включает в себя различные болезненные состояния: навязчивые, доминирующие, сверхценные и бредовые идеи. При первых трех видах болезненной ревности больных еще иногда удается коррегировать на некоторое время, переубедить ревнивцев. Обострение ревности у них возникает чаще всего при опьянении. Если же возникает бред ревности, то никакие разуверения и клятвы не помогут. Больной глух к голосу разума. Недаром психиатры в прошлом утверждали, что "тысяча человек не переубедят одного бредового больного, но один бредовой больной может переубедить тысячи здоровых людей". Для подтверждения справедливости этого положения можно привести много примеров.

НОЧНЫЕ И ДНЕВНЫЕ ДОПРОСЫ

Вот один из типичных клинических случаев. Жена — милая, но измученная 45-летняя женщина — сообщает о своей семье и муже:

"Мы с мужем прожили 23 года. У нас двое детей. Пять лет назад приехали в Израиль. Понемножку устроились, работаем, купили квартиру, машину, дети здоровы, учатся. Казалось бы, все хорошо. Однако моя жизнь за последние годы стала сплошным мучением. Муж по профессии инженер, уверяет, что любит меня, все делает для семьи, но ревнует. Он ревновал еще на Украине, где мы жили, хотя я ему никогда повода к этому не давала. Думала, приедем в Израиль, все прекратится. Все стало еще хуже. Ревнует к молодым и старым, знакомым и незнакомым, как говорится, "к каждому столбу". Постоянно проверяет, где была, кого встретила, почему задержалась на 15 минут и т.д. По ночам допросы: требует "признаний", "уточнений". Озлобляется, становится циничным. Последние месяцы ищет "улики" — проверяет нижнее белье. Угрожает физической расправой. Даже детей заставляет следить за мной. Смог убедить своих родственников, что я "распутная женщина". Мои разубеждения и клятвы не помогают. При консультации у мужа диагностируется бред ревности, он свое неправильное поведение категорически отрицает: "Я еще идеально себя веду, мне лучше других известно, как она себя вела на Украине и что делает здесь..." Мужу было рекомендовано стационарное лечение, которое дало некоторый положительный эффект. Теперь он говорит: "Раньше распутничала, а теперь за ум взялась, стала вести себя порядочно, поэтому и я успокоился".

В этой истории я хотел бы обратить внимание на одну присущую почти в каждом случае клиническую симптоматику: "ночные или дневные допросы" — это мучительные для жертвы ревнивца искаженные и расширенные представления вроде игры "Что? Где? Когда? С кем?" в трагическом домашнем исполнении. Во время этих "допросов" культура и воспитание устраняются и, как говорят подозреваемые жены (мужья), ревнивцы напоминают "бешеного кота (кошку)".

Ревности, как и любви, все возрасты покорны, но ее чрезмерные и тем более болезненные порывы отнюдь не благотворны. Ссоры из-за подозрений в неверности происходят часто среди молодых людей, у которых нет достаточного жизненного опыта, чтобы трезво оценить ситуацию. Эти реакции бывают часто эмоционально чрезвычайно бурными и могут закончиться не только разводом, но и агрессией или самоубийством "в ответ на предательство и измену". У мужчин пик ревности приходится на период между 40 и 50 годами, когда часто их младшие по возрасту жены, набрав сексуального опыта, находятся "на взлете". Срабатывает подсознательное чувство: "Я уже не могу дать в постели всего того, что она хочет. Она нашла себе другого". Нередко патологическая ревность возникает в пожилом и даже старческом возрасте.

Бредовые идеи ревности чаще встречаются у мужчин, чем у женщин, но агрессивное поведение больных женщин нередко бывает более опасным.

Патологическая ревность может возникнуть постепенно, вырасти из нормальных ревнивых черт характера или возникнуть внезапно "как гром среди ясного неба", по типу озарения: "Все ясно — он (она) мне изменяет". Возможен и постепенный переход, усложнение болезненных идей. Соответственно этому нарастает эмоциональная реакция больного, меняется его поведение. Об этом еще много веков назад писал Декарт: "Эта страсть просит, позднее требует и в конце концов принуждает". На последней степени ревность — "настоящий тиран, полностью порабощающий свободу".

Содержание большинства бредовых идей со временем изменялось. Теперь редко услышишь от бредового больного, что он Юлий Цезарь или что в него вселился дьявол. Фабула же патологической ревности за многие века не исчезла. Несмотря на повышение общей образованности, научно-технический прогресс, эмансипацию женщин, своеобразную свободу нравов, бред ревности за последние 50 лет, по нашим наблюдениям, стал встречаться даже чаще, чем в прошлом. Это можно объяснить тем, что ревность в норме и патологии не только базируется на комплексе форсайта-собствен- ника, но, главное, занимает в нем одну из самых прочных позиций. Кражу любых вещей, даже самых ценных, человек переживает куда легче, чем кражу любви. Действительно, человек переживает землетрясения, эпидемии, ужасы, болезни и всякие мучения души, но на все времена для него самой мучительной трагедией была и остается трагедия спальни. Это хорошо представлено в мировой литературе (Кармен, Отелло, "Маскарад", "Крейцерова соната" и др.) За действительную или мнимую измену в любви героев и антигероев приговаривают к высшей мере наказания, как за измену Родине.

ПРИНЦИП "КРИВОЙ ЛОГИКИ"

На обыденном житейском уровне бред ревности достаточно часто протекает длительное время. Как правило, в этот период больные продолжают "все делать для семьи", утверждают, что любят жену (мужа). Вне рамок переживаний болезненной ревности они рассуждают и ведут себя в обществе правильно, долгое время сохраняют трудоспособность. Что касается болезненного пункта — ревности, то здесь все события трактуются по типу "кривой логики", концентрируются вокруг бредовой идеи.

Один мой больной различное поведение своей жены объяснял лишь с позиции патологической ревности: жена хорошо, внимательно относилась к нему — значит, "виновата, изменяет, вот и пытается оправдаться". Жена, измученная его ревностью, стала хуже к нему относиться — "у нее есть другой, теперь я ей не нужен". Пользуется косметикой — "у нее есть любовник, перед ним красуется". Жена перестала следить за собой, не использует, как раньше, косметику — "за глупого меня принимает, маскируется, а сама к любовникам стремится".

Иногда "доказательства" носят нелепый характер, но больные в этом плане глухи к голосу логики и разума. Вспоминаю 65-летнего бухгалтера, который "за измену" убил жену, с которой прожил более 40 лет, женщину вне всяких подозрений, и ее мнимого любовника — молодого парня, соседа по коммунальной квартире. Во время судебнопсихиатрической экспертизы он сказал, что долго накапливал улики, предупреждал обоих, чтобы прекратили позорное безобразие, ведь она уже бабушка, но они не угомонились. "Последний раз я их поймал на кухне. Такой позор перенести не мог, потому и убил". На мою просьбу разъяснить, что же они делали на коммунальной кухне, он пояснил: "Она картошку чистила, а он умывался". На наш недоуменный вопрос: какое это имеет отношение к измене? Испытуемый многозначительно сказал: "А что вам еще надо? И так все ясно, раньше их надо было прикончить".

Другой больной в подтверждение неверности жены, математика по профессии, принес мне ее конспекты лекции, где среди многочисленных вычислений он нашел формулу MD=SO/Z4х2R. По его болезненному убеждению, это было прямое подтверждение ее измены, и означало тайный буквенный и цифровой знак любовнику: МD - муж дома; SO — свидание отменяется; Z4 - завтра в четыре; 2R — два раза!

В средние века, уходя в поход, ревнивые рыцари надевали своим женам "пояса верности". В моей практике я встречал различные варианты этих поясов и в современных условиях не только у женщин, но и у мужчин. Несколько месяцев назад ко мне обратился один пожилой репатриант с просьбой посоветовать, что ему делать. Его жена в России и здесь, в Израиле лечилась у психиатров по поводу повышенной ревности. Сейчас у нее обострение. Она придумала постоянный контроль за ним. Выпускает его одного в клуб, на рынок или в другие места только после того, как наденет на его половые органы кожаный мешочек со специальным замочком, ключ от которого хранит у себя. Я дал единственный совет — необходимо ее лечение у психиатров.

ОТЕЛЛО НЕ БЫЛ РЕВНИВЦЕМ?

Ваграм_Папазян_в_роли_Отелло._В_роли_Дездемоны_-_Арс_Восканян1.jpgИногда патологическую ревность отождествляют с именем шекспировского героя Отелло и называют ее "бредом Отелло", "синдромом Отелло". Это неверно. Гениальность Шекспира заключается в том, что трагедия Отелло не в патологической ревности, а в его чрезмерной доверчивости. На это обратил внимание еще А.С.Пушкин. Он писал: "Отелло не ревнив. Напротив — он доверчив". О том, что у Отелло не было бредовых идей ревности, доказывает и его поведение. Он мучается, страдает, сомневается. Отелло говорит:

"Клянусь всем, что только есть на свете. Мне кажется, жена моя невинна,

И кажется, что нечестна она.

Мне кажется, что прав ты совершенно,

И кажется, что ты несправедлив.

Как чистый лик Дианы, так и имя Моей жены блистало чистотой,

Но как мое лицо, оно теперь Испачкано и чернотой покрыто".

Узнав слишком поздно, что злополучный платок был подкинут, он прозревает, горько сожалеет об убийстве невинной любимой Дездемоны, в отчаянии убивает и себя. При бреде ревности нет сомнений, и любые доказательства были бы бесцельны.

Часто спрашивают, как предупредить ревность. Я не знаю, надо ли всегда предупреждать единичные случаи нормальных ревностных чувств, если они не нарушают межличностные отношения. Кроме того, нет и не может быть единого совета. В каждой конкретной ситуации "он" и "она" решают эту проблему применительно к своему случаю. И все же лучшей профилактикой повышенной и даже болезненной ревности были и остаются любовно доверительные и уважительные отношения друг к другу. Не давать поводов, травмирующих другого. Не придумывать ложные, часто противоречивые оправдания, ибо они чаще всего являются причиной недоверия к партнеру (партнерше).

Если у кого-то из ваших близких возникли идеи ревности, нарушающие межличностные отношения, то надо посоветоваться с психологом или психиатром. Они определят специфику и характер ревности. Дадут квалифицированную индивидуальную рекомендацию. Бред ревности опасен. Такие больные нуждаются в лечении.

Впервые эта статья была напечатана в газете «Нить Ариадны» №4, 2007 г., публикуется с любезного разрешения редакции.