Преодолеть болезнь: Психотерапия - Терапия музыкой

Болящий дух врачует песнопенье,
Гармонии таинственная власть
Тяжелое искупит исступленье
И усмирит бушующую страсть
Душа певца, согласно излитая
Разрешена от всех своих скорбей,
И чистоту поэзия святая
И мир отдаст причастнице своей.
ЕЛ. Баратынский

С древнейших времен люди использовали музыку и другие виды искусства в качестве лечебного средства воздействия на человека. «Все виды искусств служат величайшему из искусств, — говорил Бертольд Брехт, — искусству жизни на Земле».

Культуру какой бы страны мы ни взяли, везде мы можем найти об этом интересные сведения.

В наше время во многих странах успешно возрождается этот старинный способ лечения различных больных с помощью звуков музыки — музыкальная терапия. В Вене на одном из ее концертных залов имеется интересная надпись: «Слушайте музыку старых мастеров, и всегда ваша голова будет в порядке».

Уже в работах первого общепризнанного теоретика музыки — древнегреческого философа Пифагора мы находим описание того, каким образом можно влиять при помощи музыки на эмоциональное состояние человека. По свидетельству одного из пифагорейцев — Ямвлиха, оставившего нам трактат «Жизнь Пифагора», Пифагор, считая, что на людей лучше всего влиять через их органы чувств, «сделал музыкальное воспитание главным, прибегая к некоторым мелодиям и ритмам, посредством которых излечиваются человеческие нравы и страсти и устанавливается изначальная гармония душеных сил. Он также придумал средства сдерживать и исцелять болезни души и тела» (Ямвлих. Жизнь Пифагора. М.: Алетейа; Новый Акрополь, 1998. С. 53).

Одним из наиболее известных музыкально-психотерапевтических успехов Пифагора, описание которого дошло до наших дней, является усмирение им при помощи музыки некоего греческого юноши, разъяренного изменой своей возлюбленной и хотевшего спалить ее дом. Пифагор приказал флейтисту, находившемуся при этом, поменять музыкальный лад исполняемой музыки с фригийского на спондеистский и таким образом успокоил молодого человека.

Для многих этот способ лечения сегодня кажется по-детски наивным, способным вызвать ироничную улыбку. Но давайте не будем спешить и попробуем посмотреть на историю проблемы.

Известно, что древние египтяне называли музыку «лекарством для души». Древние евреи использовали музыку при лечении как соматических, так и психических заболеваний. В Ветхом Завете можно найти свидетельство, относящееся к библейскому царю Саулу: «И когда дух от Бога бывал на Сауле, то Давид, взяв гусли, играл, — и отраднее и лучше становилось Саулу, и дух злой отступал от него. В 600 году до н. э. летописец Фалес свидетельствовал об исцелении от чумы в Спарте при помощи музыки.

Согласно древнегреческим мифам великий Аполлон был не только покровителем искусств, но и обладал даром лечения звуками своей кифары от различных болезней. Легендарный врач Эскулап был его сыном, и это тоже говорит о многом — о неразрывной связи искусства музыки и искусства врачевания. Знаменитый певец Орфей сладкими звуками своего голоса не только усмирял диких животных, но так же, как и Аполлон, Орфей «пользовал» занедуживших музыкой.

Предания и мифы повествуют нам о том, что:

         от музыки и пения товарищей Одиссея его рана перестала кровоточить;

         в Италии лечили от укуса ядовитого паука тарантула при помощи зажигательного танца «тарантеллы»;

         знаменитый испанский тенор Фаринелли, прославившийся своей способностью тянуть одну ноту в течение пяти минут, звучанием своего голоса вылечил от затяжной меланхолии и депрессии испанского короля Филиппа Пятого;

         древнегреческий философ Демокрит рекомендовал слушать музыку при инфекциях;

         Платон, потчуя своих пациентов и учеников лечебными травами, обязательно рекомендовал слушать при их приеме ма-

·         гические песни. Он полагал, что иначе снадобье не окажет на пациента нужного действия;

         Наполеон считал причиной своего поражения в России русские морозы и военные марши русских полковых духовых оркестров, которые хорошо умели поднимать боевой дух русских солдат;

         известно благотворное действие на умирающих звуков колоколов, облегчающих им уход из этой жизни;

         в православной традиции было принято провождать человека в последний путь со звоном соборных церковных колоколов. Согласно канонам православной церкви это помогало душам умерших проходить через препятствия пространства в высшие сферы.

Могущество ритма

Всевозможными ритмами пронизан весь окружающий нас мир. Вселенная и жизнь отдельного человека подчиняется строгим ритмическим законам, о чем проницательно сказал в 1928 году академик А.А. Богомолов: «Ритмически совершает Вселенная свой бег по пути бесконечности, закону ритмического движения следуют космические процессы... Как день сменяет ночь, так бдение приходит на смену сна, и смерть, разрушив жизнь, спешит создать ей новые формы. Ритмически протекают в организме жизненные процессы, и нет ни одного среди них, который, не став патологическим, мог бы нарушить закон своего ритма. Ритмично бьется сердце и дышат легкие, ритмически идут процессы питания организма, и сама нервная система следует своему закону ритма, создавая ритм психической жизни...»

Термин «ритм» произошел от греческого «ритмус». Это понятие имеет общий корень с древневедийским словом Рита, которое- было ключевым словом в древнеиндийской философии и обозначало универсальный космический закон. Согласно этому закону происходило преобразование неупорядоченного состояния в упорядоченное. Это обеспечивало сохранение основных условий существования Вселенной, человека и его нравственности. Рита определял порядок круговращения во Вселенной, регулировал движение Солнца, выпадение дождя, жизнь растений, животных и людей. Даже деяния богов рассматривались как проявления закона — Рита. Больше всего этот закон был связан с древневедийским богом Варуна, который был связан с космическими водами — морями, реками и подземными водами. По-гречески «рит» означает «теку» и все текущее и изменяющееся подчиняется этому богу, который наиболее близко стоит к закону Рита. В этом законе, как утверждали древние философы, заключена истина. Все, что оказывается неритмичным, является ложным и неверным. Нарушение закона Рита ведет к гибели человека, природы, животных, и поэтому его соблюдение — важнейшая обязанность жизни.

Ритмы музыки — это всего лишь отражение тех разнообразных ритмов, которые пронизывают весь наш жизненный цикл. Именно поэтому, когда мы слушаем музыку, часто непроизвольно вторим ее ритму — помахивая либо рукой, либо ногой, либо начиная раскачиваться всем телом. Воспринимая и переживая ритмы музыки, мы как бы начинаем жить в ином измерении — в том движении и ритме, который задает нам воспринимаемая музыка. Могущество музыкального ритма настолько велико, что в свое время дало повод для того, чтобы великий русский композитор Н.А. Римский-Корсаков патетически воскликнул: «И все-таки главное в музыке — ритм, и только он один!»

Огромные лавины информации, которые обрушиваются сегодня на нашу психику, требуют от нас точного и четкого распределения времени. А это невозможно без хорошего чувства ритма.

Когда человек по каким-либо причинам — перенесенных неприятностей или болезней — выбивается из ритма деятельности, то он не может держать нужный ритм и темп работы. Помимо всего прочего это означает, что равновесие его внутренних процессов возбуждения и торможения нарушено. В связи с этим в современной науке биоритмологии почти все заболевания связываются с нарушениями внутренних биологических ритмов под воздействием разного рода неблагоприятных факторов.

В нынешней спортивной практике широко используется так называемый теппинг-тест, разработанный в свое время американскими психологами. Суть теста проста — надо всего лишь постукивать в течение минуты рукой по специальному ключу. При этом фиксируется отклонение ритма постукиваний у спортсмена перед стартом, когда он волнуется и находится в состоянии «предстартовой лихорадки», от того ритма, который привычен для спортсмена в обычной спокойной обстановке. Если это отклонение переходит допустимые пределы, то спортсмена снимают со старта. Доказано и проверено, что успеха в соревновании он не достигнет. По аналогии можно сказать, что человек, у которого нарушаются ритмы деятельности, как бы выбывает из стремительного бега жизни.

Обратите внимание на ваш почерк, когда вы чем-то взволнованы или чем-то встревожены. Сравните его с тем почерком, когда вы находитесь в спокойном состоянии. Плавный и спокойный ритм почерка во втором случае будет резко контрастировать с первым. Неразборчивый почерк — первый сигнал к тому, что пора отдохнуть и восстановить свои нервно-психические силы.

Возможно, что до какой-то степени ритмичная музыка способствует нормальному течению процессов возбуждения и торможения в коре головного мозга и таким образом помогает выполнению различных видов деятельности. Известно, что гимнасты и акробаты гораздо точнее и лучше выполняют сложные комбинации движений, если в это время они про себя считают и тактируют ритм выполняемых движений.

Ритм является важнейшим средством музыкальной выразительности. Обычно это понятие объединяет несколько значений — темп, метр и собственно ритм. Темп — это скорость и быстрота исполнения музыкального произведения, метр — это ритмическая пульсация одинаковых длительностей, разделяемых акцентами через определенные промежутки времени на такты. В музыке получили наибольшее распространение пять основных темпов: очень медленно — «лярго», медленно — «адажио», спокойно — «анданте», быстро — «аллегро», очень быстро — «престо». Иногда только одно обозначение темпа употребляется для названия пьесы или части крупного произведения, например, симфонии или сонаты.

Равномерная ритмическая пульсация хорошо ощущается в музыке старых мастеров XVII—XVIII веков — музыке Вивальди, Генделя, Корелли и Моцарта Точное ощущение музыкального метра — залог хорошего исполнения ритмического рисунка композиции Собственно ритм — это рисунок, по которому движется мелодия внутри метрической пульсации. Поскольку ритм имеет двигательную природу, то, воспринимая какое-либо музыкальное произведение, если оно нам нравится, мы стремимся подстроиться под его ритм, и начинаем не только подпевать музыке но и двигаться ей в такт.

Помимо физических движений и перемещений в пространстве существуют три внутренних ритма человека, которые являются генетически исходными для музыкальных ритмов — это ритмы дыхания, сердечных сокращений и биотоков мозга

Большинство музыкальных ритмов основывается на естественном фундаменте ритмов человеческого организма. Это прежде всего ритмы ходьбы, бега, дыхания, сердечных сокращений. Самый медленный темп и ритм, отражение которого мы встречаем в музыке — ритм дыхания, типичный вид которого — одна четверть на вдох и три четверти на выдох. Этот спокойный ритм можно проследить во вступлении в опере Вагнера «Тангейзер» или во второй теме финала Второго концерта для фортепиано Рахманинова. Метроритмическую пульсацию со скоростью сердечных сокращений можно проследить во многих произведениях Вивальди, Баха, Генделя.

Музыкальные ритмы способны подчинять себе огромные массы людей, что мы можем видеть на примере танцевальных дискотек и массовых уличных мероприятий.

Начиная с 1960-х годов американские посольства во многих странах «Третьего мира» стали использовать в качестве «оружия» мощные звуковые установки и динамики, которые озвучивали музыку в стиле рока и танцевальных ритмов. Эти средства использовались в тех случаях, когда собирающаяся около посольства антиамериканская демонстрация начинала превращаться в агрессивную толпу.

Заслышав звуки музыки, толпа начинала танцевать, и вся злая энергетика, таким образом, испарялась в танце.

Такую же музыкальную защиту в преддверии массовых уличных шествий и демонстраций проводит охрана роскошных магазинов и салонов. При приближении демонстрантов звучит спокойная и лирическая музыка. Если же толпа вдруг начнет вести себя агрессивно, то пускаются в ход записи с танцевальной музыкой.

В конце 1970-х годов в прессе появились сообщения о том, что в Южно-Африканской республике был изобретен «музыкальный танк». Этот настоящий боевой танк был преобразован для борьбы с уличными беспорядками. Вместо пушек у него были брандспойты, которые стреляли мощной струей холодной воды, а вместо пулеметов — мощные динамики, «стрелявшие» громкой ритмичной музыкой. Под воздействием этой музыки люди невольно начинали двигаться в такт, и толпа из агрессивной превращалась в экстатическую. Энергия агрессии уходила в танец, что помогало избегать более неприятных эксцессов.

Хотелось бы обратить внимание любителей музыки на то, что чрезмерная ритмическая стимуляция может оказаться опасной и даже вредной для человеческого организма. Имеются данные, согласно которым водители, любящие «горячую» ритмичную музыку, склонны при ее прослушивании увеличивать скорость своего автомобиля, что нередко приводит к аварии.

Между прочим, в Древнем Риме, когда при покупке раба хотели проверить, нет ли у него «падучей» (так в древности называли эпилепсию), заставляли этого раба смотреть на солнце через спицы крутящегося колеса. Быстрые и ритмичные мелькания света и тени неминуемо приводили человека к судорогам и эпилептическому припадку, если он был предрасположен к этой болезни. В Древнем Китае даже существовала смертная казнь при помощи барабанного боя. Приговоренного к казни оглушали ба-рабаннным боем, от чего у него возникали судороги и он погибал. Так что, как говорил великий врач древности Парацельс: «Все есть добро и все есть зло, важна только мера».

Музыка и архетипы

Точно так же, как мы плохо чувствуем себя, когда в нашем питании не хватает некоторых витаминов и микроэлементов, мы ощущаем душевное нездоровье, когда в нашем внутреннем эмоциональном мире не хватает определенных эмоций. А наши эмоции — продукт тысячелетнего развития человека, и своими корнями они уходят в далекое прошлое.

Согласно концепции Карла Юнга в коллективном бессознательном опыте каждого народа — в мифах, преданиях, легендах — содержатся повторяющиеся образы и сюжеты, которые имеют между собой глубинное родство. Эти первообразы К. Юнг назвал архетипами. Они несут в себе определенные смыслы, значения и эмоциональные состояния. Архетипы помогают выживанию данного племени, рода и целого народа в сложных жизненных обстоятельствах. Они могут быть обнаружены в психике человека через сновидения и в процессе вхождения в так называемые измененные состояния сознания. Согласно концепции К. Юнга это могут быть следующие основные архетипы:

Дитя, который символизирует спонтанность, высокую позитивную внутреннюю энергетику, непосредственность и способность к творческим действиям.

Мать, который олицетворяет альтруистическое начало в личности, чувства единения с матерью, а так же с природой и растворения в ней вплоть до потери собственного Я.

Герой, который олицетворяет стремление к борьбе за свободу и независимость, преодоление всяческих преград.

Анима, символизирующий женское начало в мужчине, томления и стремления, в которых содержится потребность в сочувствии и признании.

Анимус — представленность мужского начала в женской психике.

Старик, который олицетворяет философское восприятие жизни, умудренность опытом, знание норм, правил и социальных предписаний и ограничений.

Каждый из этих архетипов имеет четкое эмоциональное содержание, которое может быть выражено при помощи звуков музыки. Слабая представленность в индивидуальном сознании того или иного архетипа ведет к возникновению у человека соответствующих эмоциональных проблем в виде недостатка в индивидуальном жизненном стиле либо гибкости и непосредственности, либо мужества и стойкости, либо способности к сопереживанию и альтруизму. Все это приводит к соответствующим проблемам в здоровье и к трудностям при взаимодействии с социальным окружением.

Нынешние последователи психосоматической медицины руководствуются идеей Платона о том, что «самая большая ошибка врачей состоит в том, что они пытаются лечить тело человека, не пытаясь вылечить его душу. Однако душа и тело представляют собой единое целое и их нельзя лечить порознь».

Великий Аристотель в «Политике» объяснил воздействие музыки на примере религиозных песнопений, которые «действуют возбуждающим образом на душу и приносят как бы исцеление и очищение людям, подверженным «энтузиастическому возбуждению». В том же трактате он отмечал, что «песнопения очистительного характера доставляют людям безобидную радость». Подобное очищение от душевных страданий при помощи искусства получило у древних греков название катарсиса.

Его природу установил наш известный психолог Лев Семенович Выгодский. Она заключается в том, что в процессе восприятия и переживания прекрасной формы произведения искусства происходит уничтожение тяжелого жизненного переживания и душа просветляется. На примере «Гамлета», «Евгения Онегина», рассказа Бунина «Легкое дыхание» Л. Выгодский показывает, как писатель повествует о мрачных и тяжелых явлениях жизни, но при помощи ритма и рифмы, композиции, поворотов сюжета и других приемов художник добивается того, что после общения с трагическим содержанием читатели, слушатели и зрители испытывают то необыкновенное душевное просветление, которое и называется катарсисом.

Если пересказать содержание обыденными словами таких широко известных русских народных песен, как «Лучина», «Раскинулось море широко», романс Булахова «Не пробуждай воспоминаний», то это вызовет лишь уныние и тоску. В знаменитой песни Тома Джонса «Лайла» герой рыдает над телом убитой им возлюбленной. То же самое делает в опере Верди несчастный Хозе, когда убивает свою любимую и ненавистную красавицу Кармен. Но эти же самые отрицательные эмоции, выраженные в поэтических ритмах и рифмах, положенные на красивую мелодию и гармонию, исполненные проникновенным голосом певца, преодолевают эти отрицательные эмоции, и в наших душах рождается совершенно другое, просветленное состояние.

Тот же самый прием «уничтожения содержания формой» действует и в легкой музыке. Во многих так называемых «шлягерах» слова говорят о том, как влюбленный страдает от потери своей любимой, а мелодия и ритм говорят об обратном: «Если ты не хочешь прийти ко мне — то катись ты куда подальше».

Личность и музыкальные пристрастия

Каждый из нас в своей душе носит свою неповторимую музыку, которая звучит той или иной мелодией. Об этом впервые сказал Корней Чуковский в одной из своих статей о Л. Толстом: «Толстой первый понял, что, кроме всяких свойств, у человеческой личности есть как бы своя душевная мелодия, которую каждый из нас носит повсюду с собою, и что если мы захотим изобразить человека и изобразим его свойства, а этой душевной мелодии не изобразим, — то изображение наше будет ложь и клевета».

У каждого из нас есть своя любимая музыка. Кто-то ловит «кайф» от лирических баллад ансамбля «Битлз», кто-то находит себя в искрометной музыке Россини и Вивальди, кто-то «балдеет» от тяжелого рока. Как говорят — «на вкус и на цвет...» Но все же есть во всем этом — наших музыкальных вкусах и предпочтениях — закономерности, которые при ближайшем рассмотрении имеют определенные психологические основания.

Еще древние отметили тот факт, что подобное стремится к подобному. Из этого можно сделать вывод, что больше всего человеку будет нравиться та музыка, которая соответствует его природному темпераменту. Соответственно любимыми композиторами будут те, которые имеют тот же психологический склад темперамента, что и слушатель, пришедший на концерт.

При всем многообразии наших переживаний существуют четыре основные эмоции — это радость, страх, гнев и печаль. Обычно у многих людей эти эмоции находятся в определенных пропорциях. Преобладание одной из этих эмоций определяет тот эмоциональный тон, в котором живет человек. Отсюда родились классические типы темпераментов, которые были определены еще древнегреческим врачом Гиппократом — холерический, сангвинический, меланхолический и флегматический.

Холерики в своем поведении часто нетерпеливы, суетливы и вспыльчивы, они обладают резкими, порывистыми движениями и страстной речью со сбивчивыми интонациями. Они склонны к резким переменам настроения и прямолинейны в отношениях с людьми. Они любят риск и находчивы в споре. Соответственно музыка им нравится такая же — бурная, энергичная и порывистая. Таким темпераментом обладали и такую музыку писали Бетховен, Берлиоз и Лист.

Сангвиники веселы, жизнерадостны и общительны. Они — душа любого общества, балагуры и весельчаки, легко переживают неудачи и неприятности. Они отзывчивы и не чувствуют скованности в общении с новыми людьми. Они могут быть выносливы и работоспособны, если дело, которым они занимаются, им интересно. Однако однообразная и кропотливая работа их утомляет и быстро наскучивает. Их речь — быстрая и громкая, с живыми жестами и выразительной мимикой. Соответственно им по нраву подходит музыка живая, веселая и энергичная. Такую, мы найдем у композиторов Моцарта, Россини, Прокофьева, Вивальди.

Флегматиков характеризует общая сдержанность, неторопливость, обстоятельность, спокойствие не только в обычных, но и самых трудных ситуациях. Они последовательны и обстоятельны в делах, их речь плавна и размеренна, без резких выражений эмоций, без яркой жестикуляции и мимики. Флегматикам легко сдерживать свои порывы, ибо они придерживаются принципа экономии сил. В общении они ровны и рассудительны. Соответственно им подходит музыка замедленных темпов и ровная по настроению — без драматических вспышек и неистовств. Среди композиторов флегматического темперамента можно назвать Бородина, Глазунова, Лядова.

Меланхолики считаются людьми застенчивыми и стеснительными, скрытными и малообщительными. Они болезненно чувствительны и легко ранимы, при неудачах склонны уходить в себя и заниматься самобичеванием. Их речь тихая, с просительными и извиняющимися интонациями. Им свойственно искать сочувствия и помощи у окружающих. Они легко переносят одиночество, предпочитая шумным компаниям общение с одним-двумя близкими друзьями. Но благодаря своей высокой чувствительности к окружающей жизни именно меланхолики создают наиболее тонкие и проникновенные произведения искусства. Среди композиторов к меланхоликам можно причислить Чайковского, Шопена, Сибелиуса.

Карл Юнг, о котором речь шла выше, ввел в психологическую практику широко известные ныне понятия «интроверты» и «экстраверты». К первому типу он отнес людей, которые в своих переживаниях обращены больше в свой внутренний мир, к своим собственным чувствам и переживаниям. Интроверты ведут преимущественно уединенный и замкнутый образ жизни. Шумным компаниям они предпочитают свое собственное общество, предпочитая общение с книгой, природой или искусством. У них небольшой круг друзей, но дружеские связи интроверта глубоки и продолжительны. Среди великих музыкантов к интровертам психологи относят Чайковского, Шопена, Скрябина. Эти композиторы считаются признанными лириками, которые смогли в своем творчестве раскрыть самые тонкие грани человеческой психики.

К экстравертам К. Юнг отнес шумных и общительных людей, любящих большие компании и грандиозные события и празднества. Экстраверты не терпят скуки и монотонности, не могут долго сидеть на одном месте, не могут жить без притока сильных и ярких впечатлений. Знакомства и связи у экстравертов бесчисленны и многообразны, но в них нет той трогательной глубины и интимности, которой отличается дружба интровертов. Если интроверты предпочитают работать в одиночестве, то экстраверты — в группе.

Если сравнить интровертов и экстравертов с классификацией Гиппократа, к интровертам относят меланхоликов и флегматиков, а к экстравертам — холериков и сангвиников.

Среди больших композиторов к экстравертам следует отнести Бетховена, Листа, Россини, Мейербера. Среди интровертов мы находим Шопена, Чайковского, Лядова, Шостаковича.

Покажем эти различия более конкретно на примере того, как вели себя в жизни и на сцене Лист и Шопен. Нетрудно догадаться, что Шопен был музыкантом интровертированного склада, а Лист — экстравертированного. В течение длительного периода времени Шопен и Лист были близкими друзьями. При этом каждый из них находил в другом недостающие в себе качества.

По воспоминаниям современников Шопен был очень впечатлительным, хрупким и ранимым человеком. Своих слушателей он подкупал тонкостью и поэтичностью исполнения, мягкостью звучания инструмента. Шопен был склонен к меланхолии и это свойство его характера проявилось во многих его сочинениях — мазурках, балладах, ноктюрнах. Он не любил играть в больших концертных залах, при большом стечении публики, предпочитая выступать в небольших залах и музыкальных салонах богатых аристократов. «Большие залы парализуют меня», — признавался Шопен в одном из своих писем другу.

Полной противоположностью Шопену была натура Листа. Этот великий исполнитель, композитор и дирижер любил выступать в больших залах, при большом стечении публики, причем, чем больше слушателей присутствовало на концерте, тем больше вдохновлялся великий маэстро.

Лист поражал воображение современников неистовой мощью своей игры. Друг Листа, знаменитый немецкий поэт Генрих Гейне упрекал Листа в том, что его пальцы нередко «слишком бешено носятся по клавишам», на что Лист скромно отвечал — «Грозы — моя специальность». Один из современников Листа так отзывался о его концерте: «После концерта он стоит словно победитель на поле сражения... покоренные фортепиано лежат вокруг него, порванные струны развеваются как флаги побежденных, запуганные инструменты боязливо прячутся в дальних углах...»

Однажды на одном из вечеров, где Шопен и Лист играли вместе, Лист сыграл один из ноктюрнов Шопена. Шопену это исполнение явно не понравилось, и он заметил Листу, что чем так играть его произведения, лучше их вообще не играть. Тут же Лист сыграл один из виртуозных этюдов Шопена, чем привел всех присутствующих, в том числе и самого Шопена, в полное восхищение, «Я не гожусь для того, чтобы давать концерты, — говорил Шопен Листу. — Но вы, вы к этому призваны, ибо в случае, если вы не завоюете благосклонности публики, у вас хватит сил поразить ее, потрясти, покорить и повести за собой».

Бессмысленно ставить вопрос о том, музыка какого типа темперамента лучше. Лист и Шопен были гениальными музыкантами, но каждый из них в силу своего темперамента был гениален по-своему, каждый вносил свой неповторимый вклад в мировую культуру. Мы, благодарные слушатели, будем выбирать из ее сокровищниц то, что больше всего нам подходит к нашему собственному темпераменту и мироощущению.

В идеале развитый человек, жизненные обстоятельства которого постоянно меняются, способен проявлять всю гамму человеческих эмоций. Вероятно, что он должен, подобно сангвинику, быть общительным и легко устанавливать контакты с окружающими, ощущая при этом чувство неиссякаемого оптимизма. Как флегматик он должен уметь обстоятельно рассматривать сложную проблему и сохранять верность жизненным принципам. Подобно меланхолику он должен отличаться чуткостью, отзывчивостью и деликатностью в общении. Подобно холерику он должен уметь концентрировать все свои душевные и физические силы для достижения поставленных целей, активно утверждать свои жизненные ценности. Во всех этих случаях на первый план выходит способность к эмоциональной саморегуляции. И здесь она оказывается просто незаменима.

Общение с музыкой делает человека более способным к переживанию тех эмоций, которые не входят в структуру его основного темперамента. Героические симфонии Бетховена, зовущие «через тернии к звездам», к победам над обстоятельствами; лирические миниатюры Шопена и Скрябина, заставляющие глубоко почувствовать тонкость человеческих переживаний; созерцательные зарисовки Глазунова и Грига, помогающие проникнуть в очарование и прелесть любования родной природой — все эти различные по характерам музыкальные произведения по-особому расцвечивают внутренний мир композитора, образуя в нем то, что называют духовным богатством.

Гармония звуков учит нас тоньше чувствовать этот мир, поэтому помогает наладить с ними хорошие отношения.

По наблюдениям многих психотерапевтов и по нашим собственным, когда пациент находится в подавленном состоянии, печальная музыка завладеет его настроением легче, чем веселая. Если же опечаленному сразу давать мажорную музыку, то она будет его только раздражать. Маниакальные больные, которые быстро двигаются и говорят, оказываются более восприимчивы к быстрой и громкой музыке.

Наш великий врач В. Бехтерев, который в своих трудах также уделил много времени данной проблеме, рекомендовал сначала вывести человека из плохого настроения, для чего надо давать слушать произведения, соответствующие настроению пациента в данный момент. Только когда пациент отреагирует свои отрицательные переживания, ему следует давать слушать такие мелодии, которые приведут его к эмоциональному состоянию с положительным знаком.

Исследования показывают, что для нашего здоровья опасным является подавление в себе отрицательных эмоций — гнева, печали, страха, страдания. Отрицательные эмоции обязательно должны быть вынесены наружу, иначе они начинают разрушать наши внутренние органы: сердце, печень, желудок. Люди, далекие от искусства и от музыки, делают это грубым способом — напиваются, орут на стадионах или дерутся Но тот, кто носит в своей душе музыку, избавится от своих негативных переживаний, если возьмет в руки гитару, чтобы спеть или сочинить хорошую песню или поставит запись с любимым музыкальным произведением для прослушивания.

Рекомендации

         Протестируйте себя по тесту Айзенка и выявите свой темперамент.

         Исходя из теста, определите область ваших музыкальных предпочтений.

         Приобретите музыкальные записи тех композиторов, которые соответствуют вашему психологическому складу.

Если от неприятностей и сложностей жизни вам стало совсем плохо, то:

Слушайте музыку!

Пойте песни!

Танцуйте!

Не ленитесь!

С сокращениями из Петрушин В.И. "Неврозы большого города".