Преодолеть болезнь: Психотерапия - Что такое экзистенциальная психотерапия?

Экзистенциальна психотерапия (и психиатрия) сформировались во второй половине XX века. Родоначальниками их были феноменология и экзистенциальная философия с одной стороны и гуманистическая психотерапия с другой. В отличие от своих предшественников, экзистенциальная психотерапия не является в узком смысле «методом» - это не набор конкретных рекомендаций и техник, а скорее общий подход, установка по отношению к терапии и пациенту: «не набор новых техник, а интерес к пониманию структуры человеческого бытия и его переживаний, который должен предшествовать всем техникам» (Ролло Мэй).

Экзистенциальная терапия относится к динамической психотерапии. Термин «динамический» был введен в сферу психического здоровья Зигмундом Фрейдом. Динамическая модель психики является наиболее значительным вкладом Фрейда в представление о человеке. Согласно этой модели в индивидууме присутствуют конфликтующие силы,  мысли и эмоции. Тогда как поведение, нормальное или патологическое, представляет собой результат их взаимодействия. Также важно, что эти силы существуют на различных уровнях осознания, и некоторые из них совершенно неосознанны. Таким образом, психодинамика индивидуума включает различные действующие в нем осознаваемые и неосознаваемые силы, мотивы и страхи.

Экзистенциальная психотерапия тоже относится к динамической психотерапии, но содержание этой внутренней осознаваемой и неосознаваемой борьбы отличается от других подходов. Она базируется на радикально ином представлении о том, каковы конкретные силы, мотивы и страхи, сталкивающиеся в индивидууме, на конфронтации человека с базовыми параметрами его существования, с определенными конечными факторами, являющимися «неотъемлемой, неизбежной составляющей бытия человека в мире» (Ирвин Ялом): смертью, свободой, одиночеством и отсутствием смысла жизни. Экзистенциальный динамический конфликт порождается конфронтацией индивидуума с любым из этих жизненных фактов.

«Как открывает человек для себя содержание этих данностей? В определенном смысле, это нетрудно. Метод глубокая личностная рефлексия. Условия просты: одиночество, молчание, время и свобода от повседневных отвлечений, которыми каждый из нас заполняет мир своего опыта. Когда мы «заключаем в скобки» повседневный мир, то есть отстраняемся от него; когда глубоко размышляем о своей ситуации в мире, о своем бытии, границах и возможностях; когда касаемся почвы, принадлежащим всем остальным почвам, – мы неизбежно встречаемся с данностями существования, с «глубинными структурами», которые я ниже всюду буду именовать «конечные данности». Катализатором процесса рефлексии часто служит экстремальный опыт. Он связан с так называемыми «пограничными» ситуациями – такими, например, как угроза личной смерти, принятие важного необратимого решения или крах базовой смыслообразующей системы» (Ирвин Ялом).

Смерть. Наиболее очевидная, наиболее легко осознаваемая конечная данность – смерть. Сейчас мы существуем, но наступит день, когда мы перестанем существовать. Смерть придет, и от нее никуда не деться. Это ужасающая правда, которая наполняет нас «смертельным» страхом. Говоря словами Спинозы, «все сущее стремится продолжать свое существование»; противостояние между сознанием неизбежности смерти и желанием продолжать жить – это центральный экзистенциальный конфликт.

Свобода. Другая конечная данность, значительно менее очевидная, это свобода.

Обычно свобода представляется однозначно позитивным явлением. Не жаждет ли человек свободы и не стремится ли к ней на протяжении всей письменной истории человечества? Однако свобода как первичный принцип порождает ужас. В экзистенциальном смысле «свобода» – это отсутствие внешней структуры. Повседневная жизнь питает утешительную иллюзию, что мы приходим в хорошо организованную вселенную, устроенную по определенному плану (и такую же покидаем). На самом же деле индивид несет полную ответственность за свой мир – иначе говоря, сам является его творцом. С этой точки зрения «свобода» подразумевает ужасающую вещь: мы не опираемся ни на какую почву, под нами – ничто, пустота, бездна. Открытие этой пустоты вступает в конфликт с нашей потребностью в почве и структуре. Это также ключевая экзистенциальная динамика.

Экзистенциальное одиночество. Это не изолированность от людей с порождаемым ею одиночеством и не внутренняя изоляция (от частей собственной личности). Это фундаментальная изоляция – и от других созданий, и от мира, – скрывающаяся за всяким переживанием одиночества. Сколь бы ни были мы близки к кому-то, между нами всегда остается последняя непреодолимая пропасть; каждый из нас в одиночестве приходит в мир и в одиночестве должен его покидать. Порождаемый экзистенциальный конфликт является конфликтом между сознаваемой абсолютной изоляцией и потребностью в контакте, в защите, в принадлежности к большему целому.

Отсутствие смысла жизни. Четвертая конечная данность существования – бессмысленность. Мы должны умереть; мы сами структурируем свою вселенную; каждый из нас фундаментально одинок в равнодушном мире; какой же тогда смысл в нашем существовании? Почему мы живем? Как нам жить? Если ничто изначально не предначертано значит, каждый из нас должен сам творить свой жизненный замысел Но может ли это собственное творение быть достаточно прочным, чтобы выдержать нашу жизнь? Этот экзистенциальный динамический конфликт порожден дилеммой, стоящей перед ищущей смысла тварью, брошенной в бессмысленный мир.

Таким образом, понятие «экзистенциальной психодинамики» относится к названным четырем данностям – четырем конечным факторам, а также к порожденным каждой из них осознаваемым и неосознаваемым страхам и мотивам. Как понимал Отто Ранк, эффективность психотерапевта значительно возрастает, когда он видит в человеке прежде всего существо страдающее и полное страха, а не движимое инстинктами.

Эти четыре конечных фактора – смерть, свобода, одиночество и отсутствие смысла жизни определяют основное содержание экзистенциальной психодинамики. Они играют чрезвычайно важную роль на всех уровнях индивидуальной психической организации и имеют самое непосредственное отношение к психотерапии.

В своей работе экзистенциальный психотерапевт опирается не на определенные технические приемы, арсенал которых нарабатывается каждым специалистом в процессе обучения и практики, а так называемым «феноменологическим» методом, непосредственно ведущим к самим психическим феноменам, к встрече с другим без посредства «стандартизованных» методов и предпосылок. «Это тот путь, на котором достижимо понимание внутреннего мира другого индивида. По возможности, мы должны «взять в скобки» собственное мироощущение и погрузиться в опыт другого человека. Для психотерапии такой путь к пониманию другого в высшей степени естественен: каждый хороший терапевт стремится следовать ему в отношениях с пациентом. Именно его описывают такие понятия, как эмпатия, соприсутствие, активное слушание, безоценочное принятие – или, используя удачный оборот Ролло Мэя, позиция «дисциплинированной наивности» (Ирвин Ялом). Экзистенциальные терапевты всегда настаивали на том, чтобы терапевт стремился понять личный мир пациента, вместо того чтобы установить, как именно последний отклоняется от «норм».

В тексте использованы материалы, взятые из следующих произведений: Ялом Ирвин «Экзистенциальная психотерапия», Мэй Ролло и др. «Экзистенциальная психология», Ялом Ирвин «Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смерти».