Преодолеть болезнь: Психотерапия - О том, чем является и чем не является «терапия творческим самовыражением (М.Е. Бурно)»

М.Е. Бурно

burnome.jpg

Уже четверть века этот психотерапевтический метод, связанный с моим именем, в том числе, в специальных словарях, книгах, диссертациях, «Психотерапевтической энциклопедии» (под ред. Б.Д. Карвасарского, 1998, 2000, 2006), - государственно признан немалым количеством министерских методических рекомендаций и учебных пособий для врачей и психологов. Признан преподаванием в государственных учебных заведениях (М.Е. Бурно, 2012; 2014). Вместе с моими последователями, научно-практически разрабатывающими свои оригинальные варианты метода при различных психиатрических расстройствах без психотики и здоровых дефензивных (с переживанием своей неполноценности) душевных трудностях, мы тепло благодарим всех специалистов, помогающих дефензивным людям в духе этого отечественного метода-школы, помогающих самобытной российской душе.

Всё же нередко и сейчас специалистами, работающими в психотерапии, «Терапией творческим самовыражением (М.Е. Бурно) (ТТСБ)» почему-то обозначается и совсем другое. Или это древнее, по-своему прекрасное, воодушевляющее целительное, без каких-то особых медицинских приёмов, побуждение к художественному творчеству, концертам, разнообразной увлечённости. Или это современная мировая креативная (творческая) терапия искусством, психологически структурированная, включающая в себя арт-терапию и тоже психологически-ориентированные музыкотерапию, терапию поэтическим творчеством, драматерапию и другое. Психотерапевтом в широком понимании здесь может быть не только врач, психолог, но и художник, артист, фельдшер со своей гитарой, житейски побуждающий душевнобольных к песне. Подчеркну, однако, что в выше упомянутых подходах психотерапевт исходит из какого-то определённого вида творческого самовыражения – изобразительного, музыкального, театрального и т.д., объясняя его в духе какой-либо психологической концепции или вовсе не объясняя (Копытин А.И., 2012; Баер У., 2013), а специалист, работающий в ТТСБ исходит совсем из другого. Что же именно есть это «совсем другое»? Постижение природных особенностей души того, кому помогает психотерапевт: особенностей характера, личностной (характерологической) почвы (в сравнении с характерами, личностной почвой других людей), особенностей хронического душевного расстройства (чаще – тревожно-депрессивного), тоже в сравнении с таковыми особенностями у других людей. Важно здесь, например, помочь страдающему человеку психотерапевтически сравнить его душевные особенности с тем, что оставили нам в своих воспоминаниях современники знаменитых творцов прошлого – например, художников, писателей, учёных, композиторов. Естественно-научно, клинически (не теоретико-психологически) посильно сообразуя патологические особенности души знаменитых творцов с их творческими картинами (в широком понимании - в том числе, философскими, поэтическими, живописными), мы стараемся постичь то, как страдающие творцы стихийно лечились творчеством. Стараемся постичь то, как характерологическая (даже перенесённая психотическая, но тоже произрастающая из характера) картина больной души обнаруживала себя в картине творчества. Характеры гениев, по своему рисунку, есть характеры родственные, подобные обычным людским характерам, но только углублённо-выразительно усиленные увеличительным стеклом гениальности. Поэтому они помогают обычным людям понять, лучше рассмотреть себя не только в ТТСБ, но и в образах художественной литературы, искусства. Дюреровская «Меланхолия», к примеру, «рассказывает» на наших психотерапевтических занятиях, что гениальное творчество не «баловство», что именно страдание (меланхолия) страдающего человека целительно претворяется в открытие (художественное или научное). Постижение себя страдающего помогает в процессе творчества почувствовать-понять внутри своего повторимого (характер, клиническая картина) собственную уникальность (неповторимое повторимого). Это переживание своей уникальности есть, как выясняется в практике дела, свет творческого вдохновения, в котором живут Любовь и Смысл. Они-то и выводят на собственную определённую жизненную дорогу хотя бы с толикой определённой общественной пользы, даже от душевно больного инвалида. Здесь определённостью посильно освобождается человек от размывающей душу аморфности-неопределённости, разлаженности страдания.

Нередко видел улыбки коллег, слышащих от меня об «общественной пользе» душевнобольных. Но когда тесно, десятилетия, психотерапевтически общаешься с душевно больными инвалидами, уясняешь как важно для многих из них приносить эту определённую пользу, пусть в самом скромном виде, не так сильно чувствуя тогда горечь выброшенности из человечества.

Всякое неожиданное гениально-творческое случалось в истории культуры с неприкаянными неудачниками, которые и сами себя считали малоспособными к чему-то путному, пока, обычно случайно, не получали возможность жадно трудиться в своей, может быть, единственной, творческой золотой жиле. Об этом, кстати, наше занятие о Линнее и Дарвине (Бурно М.Е., Калмыкова И.Ю., 2013). Обретали и свои, поначалу немыслимые, творческие высоты и некоторые пациенты в ТТСБ. Но, конечно, не это есть наша главная цель, это всё дело случая. Главная цель наша – помочь многим-многим тревожно-депрессивным (в широком понимании) дефензивным страдальцам постепенно с помощью психотерапевтических приёмов (отнюдь не технических, а полнокровно-жизненных) стать одухотворённо-творческими, общественно-полезными собою. Всё в ТТСБ основывается на этом. Не только создание творческих произведений, в том числе, театральных. Но и творческое общение с искусством, литературой, наукой, природой, проникновенно-творческое погружение в прошлое, творческое коллекционирование и т.д. Именно творческое, то есть с уяснением при этом себе себя: природно-характерологического, хронически тревожно-депрессивного - аутистического, психастенического, полифонического и т.д. Например, собрать созвучные своей душе упавшие осенние листья, помогающие чувствовать себя собою. Да, мы выпускаем сборники литературных произведений пациентов, пациенты участвуют в выставках своими картинами. Но совсем не обязательно всем создавать творческие произведения для широкой публики. Это можно делать и лишь для близких людей, а можно и не делать вовсе, а только творчески, то есть по-своему (со светом вдохновения в душе и, значит, с любовью и смыслом, целью), по возможности, общественно-полезно, общаться с миром людей, культуры, природы. Это уже есть для многих тяжёлых хронических пациентов психосоциальная реабилитация. Психиатр Гульнар Файласовна Шагапова и медицинский психолог Дильбар Янгировна Хасанова из дневного стационара Республиканской больнице в Уфе (2012) отмечают в своей работе о ТТСБ следующее. «Однако особенностью метода является то, что здесь мы отталкиваемся от личностного своеобразия участников, их характерологических особенностей, которые и определяют путь творчества. Как выразилась одна из участниц занятий, творчество необязательно проявляет себя в рисунке, стихотворении, прежде всего оно проявляется в умении смотреть по-своему, ходить, говорить, переживать, но только по-своему. Своеобразным девизом этого метода являются её слова: «Жить по-своему, значит уже творить!»» (Шагапова Г.Ф., Хасанова Д.Я., 2012). К этому удивительно точному описанию могу прибавить только то, что всё это «по-своему» наполняя душу здоровым вдохновением-смыслом, обычно естественно претворяется в ту самую определённую «общественную пользу», от ощущения-понимания которой ещё крепче земля под ногами. Вдохновение, по-своему, соорудить полку на кухне, покрасить-разрисовать старую дверь, вышить морду любимого кота на занавеске, по-своему испечь пирог для близких и друзей, красиво-необычно убрать квартиру. Всё это – не натужно-механически, а с творческой песнью в душе. Это та бесценно-благородная «Маленькая польза» из рассказа А.П. Чехова «Моя жизнь (рассказ провинциала)». Ведь так и в нашем Реалистическом психотерапевтическом театре-сообществе Инги Юрьевны Калмыковой пациенты-актёры не просто развлекают зрителя и себя, а устраивают в своём общении с залом, в сущности, порою глубоко трогательное, занятие группы творческого самовыражения театральными способами (Калмыкова И.Ю., 2014).Все наши сливающиеся с живой жизнью психотерапевтические занятия служат тому, чтобы почувствовать-постичь себя собою, сообразно особенностям своей природы, и жить согласно своей характерологической, клинической природе со своим смыслом, целью в душе.

Т.о., ТТСБ может быть в одних случаях пожизненным «научным университетом», который дарит пациенту незаурядную творческую жизнь в обществе. В других случаях метод может, применяясь лишь своими элементами, смягчать страдания, помогать достойно, по-человечески, держаться в жизни. К примеру, записывая свои переживания и мысли в записную книжку, фотографируя «в духе записной книжки» тут и там созвучное себе цифровой камерой, что посветляет душу, помогая чувствовать себя собою, уходя, ускользая от депрессивной душевной разлаженности. Немало есть психотерапевтически-жизненных приёмов (но от этого не менее, а только по- другому научных, нежели технические, психологически-концептуальные), побуждающих и в апатической депрессии к лечебно-творческому светлому движению души. Написать в ту же записную книжку, что купил в магазине батон хлеба, кочан капусты, что-то ещё… И напишется это обычно по-своему, творчески, потому что душа тягостно напряжена и это как-то скажется в том, что написал. Морис Утрилло в своей тягостной депрессии срисовывал уголки улиц Монмартра с фотографических открыток, а получалось неожиданно художественно, по своему (см. об этом в работе Александра Борисовича Павловского, 2000).

Конечно же, депрессия «лбом в стенку» не для творчества, тут помогут только лекарства. Но стало полегче – и надо лекарствам помогать творчеством, быть может, убавляя дозы.

Пациенты, не сложные душой, часто не способны, даже по-своему инаково, постигать характеры. Иные как будто бы никак не осмысливают даже упрощённые характеры героев народных сказок – такие как характеры Волка, Лисы, Зайца. Но все эндогенно-процессуальные дефензивы, убедился, тянутся к изучению человеческой души, спорят о характерах. И это немало помогает им чувствовать-понимать себя всё более собою, что видится в психотерапевтической группе и по их вдохновенным лицам, уходящей из высказываний и поведения душевной разлаженности. Со временем, при увлечённости нашими занятиями, вдохновение накапливается, собирается личность.

Итак, креативная (творческая) терапия искусством, включающая в себя Арт-терапию, исходит из психологической теории, концепций, реализуемых различными психологически-психотерапевтическими техниками. ТТСБ как земной полнокровный психотерапевтический клиницизм без техник в истинном смысле, проникнутый одухотворённым естественно-научным материалистическим мироощущением, исходит из определённой клинической картины с определённой характерологической (личностной) почвой в своей основе. В этой клинической картине гиппократовым языком природы примерно «набросано», как природа защищается от вредоносного воздействия (внутреннего и внешнего) и как, в данном случае, психотерапевту возможно помогать ей защищаться совершеннее. Ведь и каждый природный характер, характерологический радикал, психопатологический симптом, синдром есть в основе своей своеобразная стихийная природная защита-приспособление. Лечебное творческое самовыражение роднит оба этих необходимых в психотерапии подхода, один другой дополняющих. Но роднит не более, чем психотерапевтическое размышление, как лечебная работа мысли роднит реалистически-материалистическую Рациональную психотерапию Дюбуа и идеалистически-психологический Психоанализ Фрейда.

Арт-терапия, в её истинном, классическом, смысле, сколько могу судить, долгие годы расспрашивая разнообразных пациентов, серьёзно помогает более всего при невротических и неврозоподобных расстройствах. Клиническая (психиатрическая) терапия творчеством (включая ТТСБ), в чём убеждён уже лет тридцать, довольно серьёзно как самостоятельный психотерапевтический метод помогает иным пациентам – дефензивам с личностными расстройствами и тоже дефензивным эндогенно-процессуальным (шизофреническим, шизотипическим) тяжело страдающим, склонным к депрессивным расстройствам, пациентам без острой психотики.

 

Литература:

1.      Баер У. Творческая терапия – Терапия творчеством (Теория и практика психотерапии, использующей разнообразные формы творческой активности) / пер.с нем. – М.: Независимая фирма «Класс», 2013. – 552 с., 16 ил.

2.      Бурно М.Е. Терапия творческим самовыражением (отечественный клинический психотерапевтический метод). – 4-е изд., испр. и доп. – М.: Академический Проект; Альма Матер, 2012. – 487 с. с ил.

3.      Бурно М.Е., Калмыкова И.Ю. Линней и Дарвин (ещё два занятия в Терапии творческим самовыражением (М.Е. Бурно); материалы для практической работы с пациентами и здоровыми людьми с душевными трудностями) [Электронный ресурс] //Медицинская психология в России: Электрон. научн. журн. – 2013 -№ 6 (23). –URL:http://mprj.ru 1/1 – 32/32 c.

4.      Калмыкова И. Ю. О сегодняшнем реалистическом психотерапевтическом театре-сообществе // Психотерапия расстройств шизофренического спектра: Сб. материалов конференции / Под ред. Н.Л. Зуйковой. – М.: МАКС Пресс, 2014. – С. 30-31.

5.      Копытин А.И. Применение системной арт-терапии в лечении и реабилитации больных в учреждениях, оказывающих психиатрическую и психотерапевтическую помощь: Методические рекомендации. – СПб.: СПб. НИПИ им. В.М. Бехтерева МЗ РФ, 2012. – 26 с.

6.      Павловский А.Б. Опыт Мориса Утрилло в Терапии творческим самовыражением (ТТС) // Новое в науке и практике. – Одесса, 2000. № 1 (7). – С. 16-18.

7.      Справка из Центра Терапии творческим самовыражением (М.Е. Бурно) – ТТСБ… http://ttc-burno.narod.ru/

8.      Шагапова Г.Ф., Хасанова Д.Я. Симптоматические лечебные воздействия в сочетании с Терапией творческим самовыражением в реабилитации душевнобольных // Арт-терапия в психиатрической практике / Под ред. А.Л. Шмиловича, Е.А. Загряжской. – М.: 4ТЕ Арт, 2012. – С. 210-211.

Опубликована: Сборник: «Социальная интеграция психически больных (психиатрические, психотерапевтические, психологические аспекты). Арт-терапия в психиатрической практике»/ Под ред. А.Л Шмиловича, Е.А. Загряжской, К.А. Лемешко. - М.: Департамент здравоохранения г. Москвы, 2014, с.15-19. Размещена с любезного разрешения автора.