Преодолеть болезнь: Психотерапия - О самом главном в терапии творческим самовыражением М.Е. Бурно (ТТСБ) сегодня. Часть 3

Бурно М.Е.

Начало см. Часть 1Часть 2.

25.  Соборность («духовная общность многих совместно живущих людей» [30], их открытость друг другу с готовностью друг друга понять и душевно принять, если нет в тебе безнравственности) свойственна и ТТСБ. Это – национально-психологическая (российская) особенность нашей сердечной коллективно-групповой психотерапии. Соборность сказывается и в том, что ТТСБ не только принимает в себя все нравственные психотерапевтические подходы, воздействия, преломляя их в своем, клинико-креативном, отношении, но и принимает в себя, в свои попытки помочь все характерологические и вообще клинические (но не безнравственные) расстройства, трудности, обычно более или менее дефензивные, нуждающиеся в этой особенной психотерапевтической сложной помощи.

Мы говорим в нашей лечебной работе о характере в самом широком смысле, включая в это понятие все характерологические «наросты» в виде расстройств настроения, навязчивостей, сверхценных идей, тесно связанных с характером, растущих из его «почвы». Но, не включаем, даже в широкое понятие характера, остропсихотические расстройства (бред, галлюцинации, острая тоска и т.п.), занавешивающие характер остропсихотической занавеской, искажающей мир.

В процессе нашей работы, изучая людей, стараемся помочь некоторым из них изжить обычную поначалу убежденность в том, что каждый должен понимать и чувствовать, «как я сам», стараемся убедительно показать, что нет «плохих» и «хороших» характеров, что нет единой «правильной истины», что каждый по-своему прав, если он только не безнравственник.

26.  Дух и характер – особая сложная тема в ТТСБ. Среди разнообразных дефензивных пациентов у нас немало аутистов и полифонистов с мощным аутистическим радикалом. Для них оказывается весьма существенным изучение своего характера – и именно это помогает им выяснить важное для них отличие Духа от характера.

При этом Дух, особенно в мироощущении утонченной сложной аутистической натуры, остается главенствующим неповторимым изначальным Духом, который, несомненно, сильнее характера. Но характер (природа) всё же повелевает, и бороться с ним бесполезно. Стихотворение поэтессы и коллеги психотерапевта Татьяны Славской [39 с. 96-97], по-моему, замечательно точно помогает почувствовать и понять это.

Первый диагноз – Жизнь…
Диагноз второй – Характер. 
Не озаботившись крикнуть: «Ложись!», 
вершит он свои теракты.

Взрывает покой и сжигает мосты
меж самыми близкими душами,
И там, на осколках, среди маеты,
мешает и слышать, и слушать нам.

Характер – диагноз. Характер – судьба.
И, значит, нелепы протест и борьба.

Справляться с ним мыслью? Наитием? Нет –
он с нами вершит все, что хочет.
Душа в круговерти свой след и свой свет
теряет… Характер – хохочет:

«Я прав! Я силен, даже если я слаб!
Я – данность. Фундамент и крыша.
Решаю, что раб ты, и будешь ты – раб…
А принц ты – сошлю в нувориши…

Я сам в исполнение привожу
любые свои вердикты…
Решу – и смиреньем тебя награжу,
а нет – необуздан и дик ты.

Никто предо мною не исполин.
Лишь я – повелитель, лишь я – властелин!»

Не буду, Характер, бороться с тобой,
чтобы выиграть этот бессмысленный бой.
Бороться с тобой? Проиграешь – себе.
Себе проиграешь
в неравной борьбе.

… Светает за окнами. Время вставать.
На столике рядом – перо и тетрадь.

Раскрою ее – и по чистой строке,
чтоб слабой надежды ничем не спугнуть,
пройду, различая сквозь темень свой путь…
Омою ладони в прозрачной реке,
что видится-чудится мне вдалеке,

на берег присяду… Но всюду – одно:
зовущее, темное… Бездна иль дно?
Но в том-то, быть может, и выбора суть:
принять свой характер и – не утонуть…

Диагноз смертельный один только – Жизнь.
Держись за характер. Как можешь – держись…

P.S.
Но знаю (хоть редко об этом я вслух…) –
есть нечто сильнее характера… ДУХ.

27.  ТТСБ и религия. ТТСБ – как уже отмечал, естественно-научный, материалистический (клинический) метод. Но одухотворенно-материалистический в том смысле, что испытывает глубокое (если не главное) уважение к духовным ценностям, религии, верующему человеку. Подчеркну еще раз, что мы полагаем вечной Тайной то, каковы отношения между материей и духом там, в Космосе, на самом деле, независимо от нас. «Остальное – молчание», – сказал перед смертью Гамлет.

ТТСБ считает за честь помочь человеку, предрасположенному к светлому религиозному мироощущению, найти нашими способами свой путь к Богу [34, с. 541-549]. Это нередко происходит и в нашей психотерапевтической гостиной. Сравнивая на экране слайд-картину Поленова «Христос и грешница» с иконой Рублева «Спас», пациент, предрасположенный к религиозному мироощущению, проникается светлой убежденностью в том, что мощный поток справедливого, мудрого Духа, Любви, идущий к нам из глаз Христа (Отец смотрит на нас сквозь глаза Сына), и есть для него, пациента, подлинная реальность, Истина [6].

Не следует забывать, что, затрагивая в наших занятиях тему религии, мы должны обращаться ко всем мировым религиям, даже если в нашей группе только атеисты и христиане.

28.  Вот сидит и сидит раз в неделю в течение нескольких месяцев новенький дефензивный пациент в группе творческого самовыражения, проживает занятие за занятием, усваивая одновременно и то, что дает ему психотерапевт в индивидуальных встречах, выполняет творческие домашние задания, пьет чай в гостиной, привыкает к обстановке, все больше, полнее включается в наши разговоры. Постепенно, изучая характеры, болезненные душевные расстройства, рассматривая товарищей по психотерапевтической группе, невольно начинает пациент обдумывать, анализировать себя в сравнении с другими, все отчетливее укрепляется в нем ощущение себя такого, каков есть, со своими ценностями, возможностями, о которых прежде не ведал. Все живее желание по-настоящему попробовать, испытать «силу своей слабости». Углубляется внутренняя целительная работа. Теперь, как правило, улучшение идет вперед большими шагами – и приходит обычно инсайт (кристаллизация душевного, духовного подъема).

О том, как устраиваются наши психотерапевтические занятия (индивидуальные, домашние, группа творческого самовыражения, гипнотические сеансы как часть ТТСБ, клинический театр-сообщество как особая группа творческого самовыражения), о жизни, дружеской атмосфере в ТТСБ возможно почитать в наших книгах. Об изучении характеров, душевных расстройств с пациентами – в наших упомянутых выше «учебниках».

29.  Приведу типичный пример стойкого и на долгие годы, малообратимого, улучшения состояния (компенсации у психопатической личности). Случай этот описан в 1987 г. и опубликован в 1989 г. (21 год назад) [5, с. 229-249]. С высоты сегодняшнего дня (краткое описание случая с сегодняшними добавлениями и уточнениями) работа ТТСБ видится отчетливее. Это была в свое время довольно трудная пациентка.

39-летняя (в 1987 г.) пациентка Д., инженер, с лишь внешне благополучными условиями жизни последние 13 лет (до 1987 г.), но с тяжелой астенической психопатией, многолетней декомпенсацией (по МКБ-10: тревожное уклоняющееся расстройство личности). Измучившись многолетней внутренней напряженностью с переживанием своей неполноценности, острой застенчивостью до невозможности общаться с сослуживцами (тем более – новыми: вынуждена перейти на новую работу – ближе к дому), измучившись и тем, что измучила любимого мужа своей раздражительностью, страдающая бурными вегетативными дисфункциями (и т.п. астенические страдания), вошла в 1973 г. в нашу амбулаторную терапию творческим самовыражением.

Д. просила «самым сильным лечением» («мощной аутогенной тренировкой», лекарствами) «выбить» из неё «неуверенный, робкий, рабский характер». Лечение такого рода существенно не помогало, и я просил пациентку потерпеть – приходить на беседы со мной и моей помощницей, психотерапевтом-медсестрой, Елизаветой Юльевной Будницкой, читать заданное о характерах, и не пропускать группу творческого самовыражения.

Через 2 года Д. сделалась несколько поспокойнее, пообщительнее, всё более заинтересовывалась изучением характеров и тем, как именно характер человека сказывается в его поступках и творчестве, однако сама что-либо написать, сфотографировать отказывалась, слайды природы, сделанные товарищами по группе, их очерки, рассказы не вдохновляли. Мужу по-прежнему доставалось от её истощающейся раздражительности. Нередко не хотелось ей приходить в группу, с недоумением спрашивала: «Зачем мне всё это?» Считала, что «настоящего толку от лечения нет».

Осенью 1975 г. (через 2 года амбулаторной работы) в группе мы говорили о творческом общении с природой и я читал вслух хокку Басё. Одно из хокку необыкновенно подействовало. Вот оно.

Всё выбелил утренний снег.
Одна примета для взора –
Стрелки лука в саду.

Пер. с японск. Веры Марковой

Д. считает этот момент поворотным в нашей лечебной работе и в своей судьбе. Вечер «глубинно» взволновал её и в то же время «подействовал отрезвляюще, кристаллизующе душу». Очень важно (и для нас), что Д. в этот вечер ясно поняла в этом «взрыве вдохновения», почему стало ей так светло на душе, почему так радостно колотится сердце, почему уже после группы не могла сразу войти в свой дом, прежде чем не сделала несколько одухотворенных кругов вокруг дома. Кстати, пациентка Н., описанная выше, в моей подробной консультации, так же нередко делает после группы творческого самовыражения несколько одухотворенных кругов вокруг своего дома, прежде чем успокаивается, чтобы войти в дом.

Д. осознала, её содержательно осенило, что она несёт в себе духовное богатство любви к природе, чудные воспоминания детства на Урале – и теперь она станет по-своему, сообразно астеническим особенностям своей души, выражать эту свою любовь в рассказах и слайдах. В этом смысл её жизни, и это непременно получится, потому что стала духовно обогащенной собою, обрела силу своей слабости (астеничности). Через 2 недели Д. стала впервые испытывать ещё «нечто новое»: тёплые, «неторопливые», «заинтересованные», «заботливые» чувства к товарищам по группе, близким, сослуживцам. Когда В., 54 лет, показывал в группе свои слайды, она посмотрела в его глаза и увидела «такую же голубизну, как в той лужице на его слайде, в которую опрокинулось голубое небо с робким облачком». Робость, стеснительность, вегетативная напряженность стали заметно слабеть.

pic11_3_11_16.jpg

Д. пишет теперь рассказы, стихи о природе, о своём детстве на Урале, делает слайды природы. Вот что рассказывает она в своём эссе о характерах. «Слайды астеника не сложны по замыслу, в них нет философичности, но есть хрупкое, трепетное проявление жизни простого цветка, травинки, солнечного зайчика на березовой поляне, голубенькой лужицы с отражением в ней легкого, как мечта, облачка». Всё это относится и к её слайдам.

Теперь уже Д. хочется быть собою, а не сангвиником, как прежде. Не хочется растерять свои астенические душевные особенности, которыми так лирически-художественно познаёт мир, природу людей. Благодарит судьбу за свой характер.

Улучшение состояния выразительно пошло с тех пор в гору. Примерно через год-полтора сформировалась стойкая «вдохновенная» компенсация. Впервые упрекнула себя за то, что во-время не родила ребёнка, «терзаясь неполноценностью», «запутанная в себе самой».

Катамнез – 35 лет, по сей день. Её квартира и жизнь устроены одухотворенно-творчески – созвучно с особенностями души. Так рассказывает и Елизавета Юльевна, они подружились. Д. жалеет, что до 41 года не знала себя, не знала «чуда духовного творчества», дарованного ей судьбой.

Подробности жизни, страданий, лечения, его результатов – в упомянутой книге [5].

Итак, целительному духовному «взрыву» – прозрению, спровоцированному чтением в группе хокку, предшествовала двухлетняя трудоёмкая клинико-психотерапевтическая работа по изучению особенностей своей характерологической природы в творчестве, особенностей силы своей астенической слабости, работа по изучению своего духовного богатства. Постижение своего астенического характера (общие свойства с другими астениками) есть обретение ориентира, помогающего проникнуться целительным переживанием своей (в данном случае – астенической) неповторимости, уникальности. Это переживание есть творческое вдохновение – содержательная светлая встреча с собою, наполненная, как она сама сказала, Смыслом и Любовью. Д. называет это творческое вдохновение – «взрыв». В данном случае необходимо было прожить, прежде всего, немало занятий в группе творческого самовыражения (в течение двух лет, одно двухчасовое занятие в неделю). И тогда, благодаря, прежде всего, изучению характеров и того, как именно они обнаруживают себя в творчестве, благодаря проясняющему свою особенность переживанию созвучия и несозвучия с творчеством разных писателей, художников, композиторов, товарищей по группе, у Д., поначалу подспудно, малоосознанно, формируется чувство-знание творческой себя, почва для «взрыва».

Думается, нет необходимости объяснять, что вся эта работа не основывалась на какой-либо психологической концепции (психоаналитической, экзистенциальной, когнитивной, эклектически-психологической и т.д.). Работа эта сродни земной одухотворенной педагогике, отправлялась не от теоретических символических конструкций, а от особенностей клиники, личностной почвы и была не психологическими техниками, которыми обычно практически осуществляется психотерапевтическая концепция, а человечески-задушевной, основанной на естественно-научных закономерностях, психотерапевтической жизнью.

30.  ТТСБ связывает с арт-терапией сильное звучание в ТТСБ креативного психотерапевтического механизма. Но этот механизм ощущается, понимается в ТТСБ не в концептуально-психологическом преломлении, а естественно-научно, одухотворенно-материалистически. Творчеством светится, обнаруживает себя природа души творящего. Мы изучаем вместе с пациентом ее особенности, дабы помочь человеку выражать себя неповторимо по своему, но сообразно своей природе.

Творческое самовыражение связывает ТТСБ с арт-терапией не более, чем слово связывает рациональную психотерапию Дюбуа с психоанализом Фрейда. И ТТСБ как часть клинической классической психотерапии несет в себе не психоаналитичски-нейтральное, а живое целительное тепло к больному человеку.

С экзистенциально-гуманистической и религиозной психотерапией ТТСБ серьезно перекликается одухотворенностью, погруженностью в высшие духовные сущности (Смысл, Совесть, Красота, Ответственность), размышления  о добре и зле, жизни и смерти. Однако высшие духовные сущности, с точки зрения экзистенциально-гуманистического, религиозно-психотерапевтического подходов, ниспосылаются в душу из мира изначального Духа. Даже если некоторые экзистенциальные, гуманистические психотерапевты не согласятся с этим, то все равно они, как и согласившиеся, рассматривают высшие духовные сущности в стороне от изучения клинической картины, включающей в себя определенную личностную почву, в стороне от дифференциальной диагностики, показаний и противопоказаний.

ТТСБ все же более сродни одухотворенным пациентам материалистического или полифонического (шизотипического, шизофренического) склада, или же реалистоподобным идеалистам-аутистам (нежели другим идеалистам-аутистам). Остальным пациентам более сродни психологическая (в широком смысле) терапия духовной культурой: арт-терапия, экзистенциально-гуманистическая психотерапия, религиозная психотерапия. ТТСБ и психологическая (психологически-ориентированная) терапия духовной культурой – это два полюса. Между ними – сложные переходы. Оба подхода дополняют друг друга в духе принципа дополнительности Бора.

Таким образом, ТТСБ сегодня служит, прежде всего, разнообразным психиатрическим углубленно дефензивным (в широком смысле – хронически тревожно-депрессивным) пациентам и дефензивным душевно здоровым людям. Арт-терапия, экзистенциально-гуманистическая терапия, религиозная психотерапия, сколько могу судить, гораздо чаще и глубже помогают душевно здоровым людям с их душевными трудностями, но без тягостной дефензивности.

31. Характерологическое, личностное состояние России располагается между утонченной восточной идеалистической чувственностью (в т.ч. и глубоко иероглифически-мыслительной), с одной стороны, и прагматичностью (идеалистической, концептуально-строгой, аналитической практичностью) – с другой. Россия – характерологически разнообразная, всякохарактерная. В том числе, немало у нас и «звериного». Известно бердяевское: «святая Русь имела всегда обратной своей стороной Русь звериную», русский дух «готов мириться с грязью и низостью» [1, с. 48]. Но типично российское (то, что редко встречается в других странах и, если встречается, то не в такой отчетливой, «законченной», выраженности (то есть типичное национально-психологическое)) – это размышляющая, неуверенно, но подробно реалистически анализирующая, сочувствующая, совестливая, застенчивая сложная душевность. Это – и тревожно-мечтательная неповоротливость, беспрагматичная лень, проникшие вместе с безоглядной самоотверженностью, безграничной мыслью в нашу непревзойденно-совестливую, одухотворенно-человечную культуру, в нашу особенную историю, неуклюжее хозяйство. Россия с ее самобытным глубинным русским языком, великой культурой не может не иметь своей самобытной психотерапии. Эта психотерапия – часть нашей культуры. Эта психотерапия – разная (как и все у нас), но в своих типичных классических формах – аналитически-земная, глубинно-нравственная, чеховская [4, с. 757-767]. Это психотерапия, в том числе, и тех наших врачей, которые, не применяя специальных психотерапевтических приемов, тем не менее, психотерапевтически глубоко общались с пациентами: например, Сергей Сергеевич Корсаков, Петр Борисович Ганнушкин, Александр Иванович Яроцкий, Петр Михайлович Зиновьев. Уже не говорю о таких психиатрах-психотерапевтах, как, например, Семен Исидорович Консторум (1890-1950) и Николай Владимирович Иванов (1907-1977).

Смею надеяться, что и ТТСБ принадлежит к самобытной российской психотерапии.

32.  Метод-школа ТТСБ – это неразделимые с практикой дела живые оригинальные работы врачей и психологов, прежде всего, включенные в диссертации, и работы, которые возможно, по-моему, по своей глубине и практической, теоретической важности, во всяком случае, приравнять к диссертационным. Вот имена авторов этих главных на сегодняшний день, принадлежащих им работ, работ моих последователей, при строгом отборе. Елена Александровна Добролюбова (Москва, 1997, 2003) [14; 34, с. 308-333]; Надежда Леонидовна Зуйкова (Москва, 1998) [15]; Татьяна Евгеньевна Гоголевич (Тольятти, 1998) [12]; Татьяна Феоктистовна Мурзина (Санкт-Петербург, 1999, 2006) [26, 27]; Светлана Владимировна Некрасова (Москва, 1999) [29]; Валерий Витальевич Васильев (Ижевск, 2001) [9]; Людмила Васильевна Махновская (Москва, 2003) [25]; Наталья Викторовна Грушко (Омск, 2003) [13]; Аркадий Терлецкий (Польша, Люблин, 2003) [42]; Тимур Александрович Уманов (Украина, Одесса, 2003) [44]; Александр Анатольевич Филозоп (Воронеж, 2005) [46]; Мария Андреевна Богданович (Тюмень, 2007) [3]; Любовь Александровна Тарасенко (Москва, 2009, 2010) [40, 41]; Инга Юрьевна Калмыкова (Москва, 2010) [17]; Гузель Ринатовна Мухаметзянова (Туймазы, 2010) [28]; Анна Станиславовна Иговская (Москва, 2010) [16]; Татьяна Витальевна Орлова (Москва, 2010) [31, 32].

Литература

1.      Бердяев Н.А. Русская идея. – М.: Эксмо; СПб.: Мидгард, 2005. – 832 с.

2.      Блейхер В.М., Крук И.В. Толковый словарь психиатрических терминов / Под ред. С.Н. Бокова. – Воронеж: Издат-во НПО «МОДЭК», 1995г. – 640 с.

3.      Богданович М.А. Пограничные нервно-психические расстройства у зрячих больных первичной глаукомой (клинико-динамический и реабилитационный аспекты): Автореф. дисс. на соискание уч. Степени к.м.н. – Томск, 2007. – 26 с.

4.      Бурно М.Е. Клиническая психотерапия. 2-е изд., доп. и перераб. – М.: Академический Проект; Деловая книга, 2006. – 800 с.

5.      Бурно М.Е. Терапия творческим самовыражением. – 3-е изд., испр. и доп. – М.: Академический Проект, 2006. – 432 с.: ил.

6.      Бурно М.Е. Терапия духовной культурой – естественно-научная и идеалистическая, религиозная (основные положения) // Профессиональная психотерапевтическая газета. – 2006. – № 10(48). – С. 4-5.

7.      Бурно М.Е. О характерах людей (психотерапевтическая книга). – 3-е изд., испр. и доп. – М.: Академический Проект; Фонд «Мир», 2008. – 639 с.

8.      Бурно М.Е. Клинический театр-сообщество в психиатрии (руководство для психотерапевтов, психиатров, клинических психологов и социальных работников). – М.: Академический Проект; Альма Матер, 2009. – 719 с.

9.      Васильев В.В. Этнокультуральные особенности суицидального поведения психически больных в Удмуртии: Автореф. дисс. на соискание уч. степени к.м.н. – М., 2001. – 24 с.

10.  Волков П.В. Разнообразие человеческих миров (Руководство по профилактике душевных расстройств). – М.: Аграф, 2000. – 528 с.

11.  Ганнушкин П.Б. Избранные труды. – М.: Медицина, 1964. – 292с.

12.  Гоголевич Т.Е. Краткосрочная терапия творческим самовыражением пациентов с шизоидной и психастенической психопатиями в стадии декомпенсации: Автореф. дисс. на соискание уч. cтепени к.м.н. – М., 1998. – 26 с.

13.  Грушко Н.В. Социально-психологическое исследование творческого самовыражения в условиях дополнительного образования: Автореф. дисс. на соискание уч. cтепени к.психол.н., Ярославль, 2003. – 26 с.

14.  Добролюбова Е.А. К психотерапии дефензивных шизотипических пациентов (терапия творческим общением с природой): Пособие для психотерапевтов. – М.: РОМЛ, 1997. – 25 с.

15.  Зуйкова Н.Л. Краткосрочная терапия творческим самовыражением шизоидных личностей с семейными конфликтами: Автореф. дисс. на соискание уч. cтепени к.м.н. – М., 1998. – 24 с.

16.  Иговская А.С. Психотерапия пациентов со специфическими расстройствам личности с преобладанием ипохондрии // XV съезд психиатров России / Под. ред. В.Н. Краснова. – М.: ИД «МЕДПРАКТИКА» М», 2010. – С. 306.

17.  Калмыкова И.Ю. Психотерапевтическое повышение качества психической жизни больных шизофренией с переживанием своей неполноценности: Автореф. дисс. на соискание уч. cтепени к.м.н. – М., 2010. – 24 с.

18.  Клиническая психология. Словарь / Под ред. Н.Д. Твороговой // Психологический лексикон. «Энциклопедический словарь в 6-ти томах / Ред.-сост. Л.А. Карпенко. Под общ. ред. А.В. Петровского. – М.: ПЕР С-Э, 2006. – 416 с.

19.  Консторум С.И. Опыт практической психотерапии. 3-е изд. – М.: Медицинская книга, 2010. – 172 с.

20.  Копытин А.И. Теория и практика арт-терапии. – СПБ.: Питер, 2002. – 368 с.:ил.

21.  Копытин А.И. Системная арт-терапия: теоретическое обоснование, методология применения, лечебно-реабилитационные и дестигматизирующие эффекты: Автореф. дисс. на соискание уч. cтепени д.м.н. – СПб., 2010. – 54 с.

22.  Кречмер Э. Строение тела и характер: Пер. с нем. 2-е изд. – М.-Л.: Госиздат, 1930. – 304 с.

23.  Ленин В.И. Философские тетради. – М.: Политиздат, 1969. – 754 с.

24.  Локк Дж. Сочинения в трех томах. Т. 2: Пер. с англ. – М.: Мысль, 1985. – 560 с.

25.  Махновская Л.В. Терапия творческим самовыражением пациентов с шизотипическим расстройством с преобладанием деперсонализационных проявлений: Автореф. дисс. на соискание уч. cтепени к.м.н. – М., 2003. – 22 с.

26.  Мурзина Т.Ф. Терапия творчеством в социально-психологической реабилитации детей-инвалидов с ампутационными дефектами конечностей: Автореф. дисс. на соискание уч. cтепени к.м.н. – СПб., 1999. – 24 с.

27.  Мурзина ТФ. Методологические и организационно-методические основы психотерапии детей инвалидов в стационарных учреждениях социальной защиты: Автореф. дисс. на соискание уч. cтепени д.м.н. – М., 2006. – 50 с.

28.  Мухаметзянова Г.Р. Терапия творческим самовыражением больных шизотипическим расстройством, осложненным алкогольной зависимостью: Автореф. дисс. на соискание уч. cтепени к.м.н. – М., 2010. – 28 с.

29.  Некрасова С.В. Краткосрочная терапия творческим самовыражением больных с шизотипическим расстройством и дефензивными проявлениями: Автореф. дисс. на соискание уч. cтепени к.м.н. – М., 1999. – 24 с.

30.  Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М.: Азбуковник, 1997. – 944 с.

31.  Орлова Т.В. Терапия творческим самовыражением Бурно в практике паллиативной онкологии // Амбулаторная и больничная психотерапия и медицинская психология, вып.7 / Под ред. А.И. Аппенянского, Ю.П. Бойко, В.Н. Краснова, Ю.С. Шевченко. – М.: МОП, РОП, 2009. – С. 21-24.

32.  Орлова Т.В. Случай применения метода терапии творческим самовыражением (ТТСБ) в паллиативной онкологии // Паллиативная медицина и реабилитация. – 2010. – № 1. – С. 75-78.

33.  Полищук Ю.И. Духовное измерение в психиатрии.–М.: «Цифровичок», 2010. – 142 с.

34.  Практическое руководство по Терапии творческим самовыражением / Под ред. М.Е. Бурно, Е.А. Добролюбовой. – М.: Академический Проект, ОППЛ, 2003. – 880 с.: ил.

35.  Прохазка Дж., Норкросс Дж. Системы психотерапии. – СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2007. – 383 с.

36.  Психотерапевтическая энциклопедия / Под ред. Б.Д. Карвасарского. – 3-е изд., перераб. и доп. – СПб.: Питер, 2006. – 994 с.

37.  Психотерапия жизнью: Интенсивная терапевтическая жизнь Александра Алексейчика / Составитель – Римантас Кочюнас. – Вильнюс: Институт гуманистической и экзистенциальной психологии, 2008. – 416 с.

38.  Рожнов В.Е. Медицинская деонтология и психотерапия // Руководство по психотерапии / Под ред. В.Е. Рожнова. – 3-е изд., доп. и перераб. – Ташкент: Медицина, 1985. – 719 с.

39.  Славская Татьяна (Т.И. Славина). Помни о Жизни… – Стихи и проза. – М.: ЗАО фирма «Лика». – 2009. – 302 с.

40.  Тарасенко Л.А. Психотерапевтические приемы в индивидуальных встречах с пациентами в терапии творческим самовыражением // Психотерапия. – 2009. – № 5. – С. 22-28.

41.  Тарасенко Л.А. Случай психотерапии пациента с деперсонализационными расстройствами методом терапии творческим самовыражением Бурно (ТТСБ) // Психотерапия. – 2010. – № 8. – С. 49-58.

42.  Терлецкий А.Р. Краткосрочный вариант терапии творческим самовыражением как основа лечения соматоформных нарушений органов пищеварения: Дисс. на соискание уч. степени к.м.н. в форме научного доклада. – Одесса, 2003. – 28 с.

43.  Типовая программа дополнительного профессионального образования врачей по специальности «Психотерапия». – М.: ФГОУ «ВУНМЦ Росздрава», 2005. – 124 с.

44.  Унанов Т.А. Краткосрочный вариант Терапии творческим самовыражением в комплексном лечении сколиоза у детей: Научный доклад на соискание уч. степени к.психол.н. – Одесса, 2003. – 20 с.

45.  Унифицированная программа переподготовки и тематических усовершенствований по специальности 022700 «Клиническая психология». – М.: Минздрав РФ, Минобр РФ, 2002. – 192 с.

46.  Филозоп А.А. Фасилитация личностной адаптированности в период поздней взрослости средствами творческого самовыражения: Автореф. дисс. на соискание уч. степени к.психол.н. – Воронеж, 2005. – 26 с.

47.  Философский энциклопедический словарь / Под ред. С.С. Аверинцева, Э.А. Араб-Оглы, Л.Ф. Ильичева и др. – 2-е изд. – М.: Сов. энциклопедия, 1989. – 815 с.

48.  Энгельс Ф. Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии. С прил.: К. Маркс. Тезисы о Фейербахе. – М.: Политиздат, 1985. – 127 с.

49.  Яроцкий А.И. Идеализм как физиологический фактор. – Юрьев: Императорский Юрьевский университет, 1908. – 304 с.

50.  Kretschmer E. Der Aufbau der Persönlichkeit in der Psychotherapie // Z. ges. Neurol. – 1934. – Bd. 150, H. 5. – S. 729-739.

51.  Kretschmer E. Medizinische Psychologie. – Stuttgart: Georg Thime Verlag, 1975. – 244 s.

52.  Kretschmer Ernst. Körperbau und Charakter: Untersuchungen zum Konstitutionsproblem und zur Lehre von den Temperamenten. 26. Auflage, neubearbeitet und erweitert von Wolfgang Kretschmer. – Berlin, Heidelberg, New York: Springer-Verlag, 1977. – 390 s.

53.  Kretschmer W. Synthetische Psychotherapie // Die Psychotherapie in der gegenwart / Hrsg. von E. Stern. – Zürich, 1958. – S. 319-331.

54.  Kretschmer W. Indikation und methodik der Psychotherapie (ausgenommen Psychoanalyse) // Psychiatrie der gegenwart / Hrsg. von H. Gruhle, R. Jung, W. Mayer-Gross, M. Müller. – Berlin-Gottingen-Heidelberg: Springer-Verlag. 1963. – S. 361-383.

Впервые опубликовано в Журнал «Медицинская психология в России» №3(8) 2011 год. Размещено с любезного разрешения автора.