Преодолеть болезнь: Психотерапия - К практике реабилитационной психотерапии: отклики пациентов на занятия в группе Терапии творческим самовыражением

Привожу здесь письменные отклики, в основном, тех из наших пациентов, которые по разным причинам занимались лишь в группе творческого самовыражения (2 часа в неделю в течение нескольких месяцев или лет), читая дома о характерах, о ТТСБ, но без углублённых индивидуальных занятий с психотерапевтами в духе занятий, разработанных доктором Любовью Александровной Тарасенко. Эти индивидуальные занятия получил из первых рук их автора, одновременно с группою, только один из авторов откликов – Иван 50-ти лет.

Все пациенты, написавшие отклики, страдают шубообразной шизофренией. Наше лечение происходило вне приступа (постпсихотическое состояние). В соответствии с МКБ–10 – это параноидная шизофрения с эпизодическим течением, неполная ремиссия. Все пациенты с высшим образованием. По причине душевной болезни они не могут работать по специальности. Живут на пенсии по инвалидности или их содержат родственники. Некоторые по временам работают на лёгких работах. Пациенты получали одновременно у своего психиатра принятый стандарт лекарственного лечения. Эти отклики несколько подредактированы мною без ущерба делу, а только с целью нарушить их документальность.

Бурно М.Е., профессор кафедры психотерапии и сексологии Российской медицинской академии последипломного образования, д.м.н.

Мария, 34 года, в прошлом инженер

Картины Босха мне не понравились. Но в то же время почувствовала в них родное – часть себя, почти идеальное отражение части моей души. Чувствую теперь отчётливее тёмное, неприятное, как бы утробное, ворчание дикого серого волка, опасного волка, который давно уже поселился во мне, стал частью меня. Это какие-то тёмные чувства, особенно в области сердца и где-то в точке лобка. Эта часть меня – есть дикая, необузданная, неприрученная обезьяна, но ей можно протянуть банан и договориться с ней. И я теперь знаю, что это за банан-ресурс. Я буду рисовать в духе Босха, чтобы злое напряжение, ворчание круто сосредоточилось в этом диком как будто бы волке и, может быть, вышло с ним (уже отчётливым) из меня на картон или бумагу. И тогда во мне откроются новые чистые полноводные источники, и я смогу спокойно сидеть между ними на их берегах и пить здоровую целебную воду. Полагаю, что именно это есть психотерапевтически научное дело (помощь), а не та любительская восточная практика с сексуальными танцами, которой раньше предавалась в одиночестве. И тут вы мне поможете всё сделать в рисовании лучше. Наверное, Босх тоже спасался таким творческим самовыражением. Но иногда, видимо, нужен и восточный танец.

Ещё я дочитала Вашу книгу «О характерах людей» и думаю, что у меня полифонический характер. От этого знания, понимания мне тоже стало легче. Прошёл страх неопределённости от блуждания в себе и в своих непонятных поступках. Возникла какая-то опора. Ещё я поняла, что мужчина, который примет, поймёт меня и поможет мне принять мою шизофрению и её психотерапию, – будет моим мужчиной.

Андрей, 42 года, в прошлом инженер

В группе творческого самовыражения мы говорим, спорим о писателях, художниках. У меня после занятий обычно открывается чувство духовной наполненности с желанием по- своему фотографировать природу и делать творческие записи по интересующим темам. А вчера пришло после занятия техническое вдохновение. И я применил дома своё технически-инженерное решение. Использовал при кондиционировании комнат систему отопления. Расход энергии составляет 30-50 вт/час (работа насоса). Обычный воздушный кондиционер расходует 2 квт/час. Затратил на дополнительный монтаж системы отопления не более тысячи рублей. Вот так наши занятия депрессивную зрительную серость и серость настроения творчески преломляют в яркие цвета. Это благо для всех нас.

Зинаида, 37 лет, в прошлом инженер

На наших занятиях в каждом художнике, поэте, музыканте мы видим частички и своего характера. Поэтому после занятия чувствуешь себя тоже нужной людям. Как это получается? Наверное, лучше узнаёшь себя, полифоническую, увереннее становишься в себе и тоже хочется создавать что-то интересное, как те люди, которых уже нет, а творчество их нас радует. В других местах, с подругами во дворе, например, всякую ерунду болтаешь. Хорошо, что после занятия вдохновение держится несколько дней. Просим не закрывать для нас тёплый уголок, наш источник сил и доброго вдохновения для совершения благих дел на пользу всему окружающему нас миру.

После вчерашнего занятия поехала к своей старенькой бабушке, вымыла её комнату и заодно коммунальную кухню, окна, протёрла фотографии предков на стене и полила цветы. Я прочитала бабушке стихотворение Есенина «Не жалею, не зову, не плачу…» Бабушка хорошо заплакала в благодарность.

Михаил, 57 лет, в прошлом инженер

Выписываю в тетрадь-дневник, как советовали в группе, как делают многие наши, созвучное мне из книг и журналов. Сейчас просто выбрасывают книги и журналы – кладут на первом этаже на почтовые ящики. Или фиксирую в дневнике текущие события, свои сомнения. Пишу ещё о погоде. Попадает в дневник и помощь от общения с кошкой. Мы живём с ней вместе в нашем одиночестве уже 15 лет. Например, она поднимает меня утром, почти всегда в одно время (около 6 часов). Сначала трогает мягко лапой, только потом выпускает когти. Чем подробнее и смешнее описываю, как мы вместе с кошкой живём, тем легче выходить из дома за кормом для кошки и заодно для себя. При обострениях, когда трудно сосредоточиться, когда возникает скованность, заторможенность, – всё равно продолжаю записывать. Записи становятся простыми: что купил из продуктов, чем обедал. И выписки из книг получаются крайне лаконичными. Поскольку память в это время слабеет, дневник выполняет функцию «внешней памяти». Зачем я порою в это время переписываю, не понимая смысл того, что переписываю? Наверное, переписывание чуть-чуть ослабляет сосредоточенность на плохом настроении. Когда получше, размышляю, во многом благодаря нашим занятиям, о формировании характеров в зависимости от структуры ландшафта. Могу сказать почти определенно, что в случае астенического характера, когда, согласно Кречмеру, сосуды и капилляры более тонкие, чем у других типов, люди, астеники, испытывают зависимость от колебаний гравитации явственнее других типов характера…

Чувствую, что следует мне переключиться… Недавно в журнале «Новый мир» (№ 10, 2013) была подборка стихотворений Эмили Дикинсон в переводе Гр. Кружкова. Выбрал близкое и переписал в дневник для укрепления своей индивидуальности, своего «я». 

Вулкан мой весь оброс травой –

Приятный уголок,

Где можно птиц послушать

И подремать часок.

Какой внизу клокочет жар,

Как ненадёжна твердь –

Спокойнее о том не знать

И в небеса смотреть.

Жаль, не мог найти у себя запись нашего занятия в группе, где я познакомился с творчеством этой поэтессы. Однако хорошо, что записи для меня стали привычны.

Иван, 50 лет, в прошлом юрист

Занятие «Лоренц или Бекофф?». Убеждён, что у каждого из этих творцов своя правда. Эта правда, истина – прежде всего, в том, что люди в своей бешеной гонке, вечной борьбе за место под солнцем, не стесняясь всё подряд разрушать, не осознают себя частью всего живого на Земле. А без биосферы, как полагал Вернадский, человечеству не выжить. И, преобразовывая эту живую среду силой своей воли и разума, человек должен прежде всего сделать из окружающей нас природы не только сырьё и материал для своей мастерской на злобу дня, но прежде всего культовый храм как часть той Вселенной, из которой он когда-то вышел и куда ему снова придётся уйти. И уйти достойно. А для этого, прежде чем застрелить окружающий живой мир, «братьев наших меньших», следует понять, как он прекрасен, как незаменимо и неповторимо в нём то, от чего когда-то оторвался. Ведь у нас с «братьями нашими меньшими» так много и характерологического. Как у психастеников с коровами Стеллера. И, завещая человеку беспредельную власть надо всем живым, Бог, конечно, обязывал людей, нас с вами, опекать его тварей, заботиться о них и посвящать им себя. А Лоренц с Бекоффом, положа руку на сердце, без остатка посвятили им всю свою жизнь.

Клавдия, 35 лет, в прошлом инженер

После наших занятий я успокоилась по поводу моей судьбы. Знаю теперь, что вольюсь уверенным потоком в полноводную реку жизни. Знаю, что смогу ещё больше радоваться жизни вместе с людьми, природой, искусством, вместе со своей шизофренией.

* * *

Радость жизни (тихая или шумная) после каждого занятия, так или иначе побуждающего к творчеству, поначалу обычно держится (или даже развивается) в душе пациентов, сколько-то дней с обычным ожиданием следующего вечера в психотерапевтической гостиной. Со временем в реабилитационно-психотерапевтической работе по данному методу содержательное творческое вдохновение усложняется, делается более или менее стойким собственным мироощущением. Сквозь все «притихшие» болезненные расстройства. Появляется настойчивое тяготение хотя бы к посильной общественно-полезной подработке к пенсии – в качестве заботливого социального работника или работника в интернате для престарелых, работника с городскими цветами, в приютах с бездомными собаками и кошками. Или же всё это пока – в духе волонтёра-помощника. Но это есть всё же животворящий смысл жизни, счастливое чувство своей включённости в желанную общественную пользу, в «настоящую жизнь». Особую ценность для общества, как убедился за многие годы, могут представить здесь творческие художественные работы душевнобольных. Не так трудно всё это организовать. Создать группу в уютной обстановке, хотя бы сперва из трёх-четырёх дефензивных инвалидов, «погружать» в её жизнь новеньких. И всё тут само собою образуется и расцветёт. Даже просто молчаливое пребывание пациента с трудностями общения в творческой группе (с обещанием психотерапевта, что не придётся пациенту говорить, если самому не захочется) обычно способствует посветлению его души от возникающего в творческой обстановке чувства самособойности.

Эта статья была впервые опубликована в газете "Нить Ариадны" №7 (122), 2016. Размещена с любезного разрешения редации.