Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?

Admin 2015-08-22 18:03:46

- -1 +

Тревога и Я

Тревога – далеко не новое для меня состояние: я в нем пребываю большую часть своей жизни. Но бывает и так, что она уже, как говорится, зашкаливает – и состояние становится порой труднопереносимым. И все-таки с тревогой можно уживаться. Мне пришлось волей-неволей примириться с ее постоянным присутствием. И кое-чему научил совсем недавний опыт, когда я стала узнавать различные проявления тревоги и помогать себе в этих состояниях.

Вообще, я отношусь к тревожно-мнительному типу людей. Я крайне застенчива, но по иронии судьбы моя работа связана с общением с самыми разными людьми (я – библиотекарь). Добавим сюда обязательность, гиперответственность, перфекционизм, трудоголизм… Что получаем? Правильно, человека, переживающего абсолютно из-за всего и все принимающего близко к сердцу, – и, следовательно, в высшей степени подверженного тревоге. Причем нередко – из-за пустяков. А значит, более или менее серьезные ситуации способны надолго и всерьез выбивать меня из колеи. Что, собственно, и становится весомой причиной обращения к врачу за помощью.

Что такое тревога для меня? Это – страх, растянутый во времени. Если собственно страх – это довольно концентрированное состояние при конкретной ситуации, то тревога – это ослабленный, разбавленный страх, который тянется и тянется, дезорганизуя меня полностью.

Но то, что этот страх ослаблен, ничуть не говорит о небольшой силе его влияния на меня. Очень неприятно существовать в этом состоянии, будучи в постоянной готовности к чему-то плохому, когда внутри все замирает, руки и ноги не слушаются так, как прежде, когда становится трудно дышать, а мысли в голове крутятся вокруг какой-нибудь мелочи или, что хуже, вокруг гипотетической ситуации, которая может и не наступить.

Никогда не забуду приступов тревоги зимой 2010-2011 гг., когда она начинала точить меня как по расписанию – в вечерне-ночное время, и от нее никуда невозможно было деться в течение нескольких часов: оставалось только проживать ее. Никакие лекарства не помогали (они в тот период были подобраны мне очень неудачно).

В нынешнем болезненном состоянии я оказалась в немалой степени из-за работы. Весной этого года у нас сменился коллектив, я осталась одна из прежних сотрудников. И приходилось много помогать новым коллегам и новому руководителю, вводить в курс дела, что-то объяснять. Заведующей я помогала делать отчеты, т.к. для нее это было делом новым, а для меня – нет. Так и сложилось, что я обязательно помогу, чего бы мне это ни стоило. Летом я замещала заведующую, ушедшую в отпуск. Плюс своя работа. Плюс занятия по компьютерной грамотности для пенсионеров.

Плюс жаркое лето… Моя ответственность за выполняемую работу начинала перехлестывать, что называется, через край. И я понемногу стала чувствовать себя все хуже и хуже. Началось с того, что я еле-еле доходила после работы до дома – было очень трудно идти. А потом стало трудно дышать, и эти состояния подступали все чаще и чаще. К тому же стал болеть затылок – кстати, при нормальном давлении.

Заведующая вышла после отпуска на работу, но лучше мне не стало. Наоборот, все стало только усугубляться. Было очень много разной работы, которую надо было выполнить примерно в одно и то же время, что совершенно не прибавляло мне спокойствия. И в августе мне сын дважды вызывал «скорую» из-за того, что я задыхалась. Давление оказывалось нормальным, ЭКГ – тоже; мне в первый раз сделали укол, во второй – дали несколько таблеток глицина под язык.

Я доработала до своего отпуска с огромным трудом. И уже уйдя в отпуск, не могла отпустить ситуацию с работой, все время звонила и спрашивала, как дела, чем нужно помочь. Я понимала, что как будто постоянно подхлестываю себя, заставляя себя бежать быстрее и быстрее, – без права на остановку.

По истечении недели моего пребывания в отпуске у меня произошел инцидент с нашим руководством из-за моего принципиального нежелания принимать участие в выборах депутатов в Мосгордуму. Проголосовать мне все же пришлось. Результат? Резкое ухудшение состояния: уход в себя, застревание на этой ситуации, страх быть уволенной, невозможность есть и падение веса... Пришлось уже наведаться к врачу и начинать принимать меры. Мне было назначено лечение, которое вскоре заметно улучшило мое состояние. Но мой отпуск так и прошел под знаком тревоги, которая ближе к его концу стала проявляться еще и в соматической форме (тремор рук, слабость в коленях). Так что я вышла на работу на пару дней – и вынуждена была попросить у своего лечащего врача больничный, т.к. работать в таком состоянии мне было очень и очень непросто.

Таким образом, испорченный отпуск (который я практически пустила под откос собственными руками) компенсируется каким-то количеством дней, которые я проведу на больничном. Лечение не только медикаментозное: я посещаю отделение физиотерапии и занятия по ЛФК.

И все это в совокупности дает свои результаты. Радует то, что мне стало намного спокойнее жить, что уменьшаются и обычные, и соматические проявления тревоги, что она меня уже не дезорганизует.

Напрашивается закономерный вопрос: а надо ли было так убиваться из-за работы? К сожалению… Я уже описала выше черты своего характера и свои болезненные проявления.

Это – история болезни. А как может выглядеть история стремления к выздоровлению в этой ситуации? Что мне помогало еще, помимо лекарств, физиотерапии и ЛФК, что давало возможность восстановиться скорейшим образом?

Для меня очень хорошим терапевтическим фактором оказались занятия, что называется,

для души. Сразу назову важность общения с животными. У меня есть кот и кошка. В прошлом году я взяла двух котят – и нисколько не пожалела об этом. Даже не представляю, как я жила раньше без этих мурлыкающих созданий. Это настоящие психотерапевты, причем у каждого свой характер: кот у меня нахальный и напористый, кошка – нежная и кокетливая. Именно кошка чувствует мое болезненное состояние и старается оказаться рядом лишний раз. Оба очень разные по характеру, но прекрасно дополняют друг друга, они очень дружны между собой. Наблюдать за животными, ухаживать за ними – все это очень способствует нормализации состояния. Я несколько месяцев назад открыла для себя один интернет-форум для любителей кошек и пишу там наблюдения за своими котами, уже сложилось общение с отдельными участниками этого форума.

Еще очень хорошо снимает тревожные проявления ручная работа. Так, я связала себе шарф – очень яркий и позитивный, с гармоничным цветосочетанием. Все это в значительной мере уравновешивало меня.

Мне помогало и помогает чтение. Я стараюсь читать каждый день в обязательном порядке. Но важен вопрос: что читать? Перечитав для пробы несколько книг, я остановилась на произведениях Харуки Мураками. Что-то из его книг у меня есть в обычном бумажном виде, что-то я закачала на свой планшет. Это очень важно – найти те книги, которые созвучны внутреннему состоянию и которые читаются без сопротивления. Ведь при тревоге бывает очень непросто сконцентрировать внимание.

Общение с людьми в этом состоянии – для меня, что называется, вопрос вопросов. С одной стороны, хочется поделиться, даже пожаловаться, а с другой – не хочется быть другим в тягость. Вот и приходится искать золотую середину в общении. У меня сложилось так, что я помогаю своей знакомой делать различные виды заданий для ее сына-школьника. Другая знакомая оказалась в сложной ситуации, мы с ней беседовали о жизни и о ней самой, причем достаточно долго, и мне хочется верить, что я смогла поддержать ее так же, как она поддержала меня.

Вообще, я поняла, что в этом состоянии важно не быть один на один с собой и со своими мыслями. Общение с людьми переключает внимание с собственных проблем, заметно снижая уровень тревоги.

Неоспоримым признаком улучшения я считаю для себя достижение равновесия – и физического, и психического. Когда нет мышечных зажимов – и когда есть спокойствие, разливающееся внутри. Я уже давно не мечтаю об улучшении настроения и приливе сил и энергии – пока до этого далеко. Не получается у меня быть бодрой, позитивной, активной… Но вот это равновесие, которое иногда все-таки мною достигается, – несомненный показатель результативности лечения.

Какие же выводы я смогла сделать из опыта недавнего обострения болезни?

Нужно очень внимательно относиться к себе, зная особенности своего характера и свои болезненные симптомы. Ведь не секрет, что под соматическими проявлениями нередко скрывается какое-либо психическое расстройство. Я уже давно знаю о так называемой скрытой, или маскированной депрессии. И если так случилось, то нужно все-таки идти к психиатру. Мне повезло, что мой лечащий врач знает меня уже достаточно давно, знает мои проблемы – и хорошо, что мы с ней поняли, с чем имеем дело, и что конкретно надо лечить на сей раз. И лекарственная терапия была подобрана быстро и удачно.

Подобранные лекарства нужно пить по строго установленной схеме, не ожидая какого-то моментального волшебного результата: улучшение будет нарастать постепенно. Только нужно верить, что оно все равно наступит. Происходит какой-то внутренний настрой на выздоровление.

При этом важно доверие к своему лечащему врачу и контакт с ним. Если врач назначает дополнительные процедуры и психокоррекцию, то этим нужно воспользоваться обязательно. Это только кажется, что процедуры и занятия не дают видимых результатов: быстрого эффекта у меня действительно нет, но после нескольких посещений положительные изменения уже вполне очевидны.

Не надо поднимать груз неизвестного веса. Банальная фраза, но для меня это оказалось печальной истиной: этим летом я не рассчитала свои силы. Отпуск и выходные – это мое и только мое время. Не надо переживать из-за работы, специально справляться у коллег, как у них дела, и самой предлагать помощь. Надо будет – сами позвонят и попросят помочь. Я пренебрегла этим – вот и «добираю» отдых, находясь на больничном. Печально, но я поняла это только тогда, когда оказалась после отпуска в нетрудоспособном состоянии.

Еще одна прописная истина: совершенно необходимо соблюдать хоть какой-то распорядок дня, хоть какой-то режим питания. Режим дня также помогает достичь определенной стабильности и того самого равновесия, которое и является целью лечения.

И главное – беречь себя и быть в этой ситуации на своей стороне, не «грызть» себя за кажущуюся слабость, быть к себе терпимой и милосердной. Все мы живые люди. И с каждым может случиться то, что происходило и происходит со мной…

Елена Юрьева

 

Статья впервые опубликована в газете «Нить Ариадны» №11, 2014. http://www.klubpsihiatrov.ru/ Размещена с любезного разрешения редакции.


<<   

Июль 2018

   >>

пн вт ср чт пт сб вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5