Ар брют

Определение

Август Наттерер (August Natterer). Голова ведьмы. 1915 г.
«Ар брют», в современном понимании, это творчество душевнобольных людей или маргиналов, людей по тем или иным причинам не вписывающихся в обычную социальную систему или действующих по законам, не принятым в искусстве профессиональном, академическом. Термином «Ар брют» в конце ХХ века стали обозначать работы не- маргинальных художников, копировавших или вдохновленных творчеством душевнобольных.

История возникновения понятия

Вообще, термином «Ар брют» обозначается весьма широкое понятие, которое, подчас очень трудно четко классифицировать, определить для него какие-то конкретные рамки. Изначально, «сырым искусством» назвал свою коллекцию рисунков и картин душевнобольных и непрофессиональных авторов французский художник Жан Дюбуффе. Дюбуффе родился в 1901 году в городе Гавр, отец его был виноторговцем. Навыки изобразительного искусства Дюбуффе получал из самых разных источников, разрабатывал их самостоятельно, методом проб и ошибок. С самого начала своего пути Дюбуффе старался находить новые формы выражения в творчестве. Особой его страстью были эксперименты с материалами.
В начале двадцатых годов он перебирается в Париж, где в художественный среде, добивается определенного признания, вращается в кругах авангардистов. С самого начала его внимание привлекли дадаисты, которые в творчестве пытались упростить реальность, сделать её качественно иной, будто новой, только увиденной глазами ребенка, и сюрреалисты, пытавшиеся экспериментировать с объектами, сознательно наделяя одни предметы, свойствами других, сращивая формы и изобретая новых существ, живших в иной, искусственной реальности.
Как и другие, Дюбуффе искал новые методы создания собственного мира, чтобы затем переносить его в свое творчество, он продолжал эксперименты с материалом, стараясь, каждый раз найти все более «неожиданную» краску. Переломным моментом в жизни Дюбуффе стало прочтение книги Ханса Принцхорна «Живопись душевнобольных». Методы, которыми творили коллеги художника и его собственные стали казаться Дюбуффе излишне искусственными. В 1925 году, он заявляет, что он разочарован в своем занятии и отправляется на родину, торговать вином вместе со своим отцом. Однако вскоре художник одумался и решил не бросать искусства и творческого поиска совершенно. Он начинает собирать картины, рисунки, скульптуры и другие предметы творчества душевнобольных.
Четких критериев отбора работ для своей коллекции у Дюбуффе не имелось, он собирал их, скорее по личному субъективному ощущению, его привлекали личности неординарные, внесистемные, как можно выразиться «лишние люди», «чудаки». Сам человек неординарный и талантливый, Жан Дюбуффе старался понять принцип восприятия других художников. Дюбуффе активно изучает творчество детей, душевнобольных, заключенных. Стремится сделать творчество таким же спонтанным и бессознательным. Он жадно выхватывает из реальности случайные предметы, находит случайный материал, затем нарочито грубо переносит предмет на холст. Он рисует шлаком, известкой, шариковой ручкой и изобретенными им самим предметами.

Дюбуффе. Эмалевый сад. 1974. Музей Креллер Мюллер. Нидерланды.

Так, художник сформировал концепцию «Ар брют», «грубого», «сырого» искусства. К нему присоединяются Бекон, Джакометти и еще несколько художников из группы дадаистов и смежных направлений. Подробнее о фонде и коллекции Дюбуффе можно прочитать на сайте http://www.dubuffetfondation.com/index_ang.htm.

Особенности концепции

Главной особенностью Ар брют является спонтанность, неупорядоченность мотивов художника, оно подчас, является более вдохновленным, чем искусство официальное, академическое. Но вдохновленность эта иная: прежде всего источником, мотивом «сырого искусства» являются внутренние, часто необычные переживания автора, которые он стремится реализовать, сделать их оформленными и понятными для мира и прежде всего, для самого себя. Если хотите «подчинить творчеству» свои своеобразные чувства, идеи и стремления.
Ар брют не признает практически никаких законов, творчества. С сюрреализмом его роднит слияние реального и фантастического, а с дадаизмом – грубое искажение восприятия мира через призму сверхсильного эмоционального насыщения. Художник сам волен выбирать перспективу, пропорции материал, технику и многое другое. Однако выбор его должен быть, как можно менее продуман, почти бессознателен и случаен (это отличает метод Дюбуффе от "параноидально-критического" метода Сальвадора дали, где фантастические и искаженные образы формируются сознательно и воплощаются в классической технике).
Другая замечательная особенность Ар брют: оно качественно отличается от основного направления, которое определяется модой, существующими на данный момент академическими принципами и насущными социальными темами. Независимый характер Ар брют способен, со временем привнести нечто новое в принципы официальной художественной культуры.
В широком смысле, любая особая стилистика и направление проходило этап «сырого искусства», до того, как было популяризировано и принято широкими массами зрителей. Однако, не всякое новое, непризнанное направление в искусстве это Ар брют. «Сырое искусство» - почти всегда творчество одиночки, тогда как представители разных авангардных течений в итоге объединялись в группы, формировали общие принципы формы своего творчества, заимствовали и совершенствовали художественные приемы. Еще до формирования концепции «сырого искусства» Дюбуффе существовали авторы, творчество которых с уверенностью можно отнести к данному течению. Практически в одно время с Дюбуффе, во Франции появляется художница, работающая в жанре «наивного искусства» - Луи Серафина.

Кадр из фильма Серафина из Санлиса

Родилась художника в семье крестьянки и часовщика, с детства она проявляла тягу к религии. В 7 летнем возрасте она теряет родителей и до совершеннолетия воспитывается старшей сестрой, работает служанкой, пастушкой. Вдохновившись церковными витражами и грубыми народными предметами искусства на религиозную тематику, Луи Серафина начинает рисовать, причем делает это ночью, при свече.
Её картины грубоваты, почти детски, но не просты. Яркие мазки рисуют цветы, букеты, которые будучи обыденными, по своей сути, принимают необычный вид. Её натюрморты больше походят на символы, гербы, элементы располагаются в каком-то странном геометрическом порядке, а излишне яркие, почти горящие цвета находятся меж собой в вычурном, непривычном контрасте. Материал она ищет по собственным критериям, по-детски считая, что цветы должны рисоваться цветами, а кровь – кровью. Настроение картин не терпит у нее полутонов, радость всегда экстатичная, страх почти животный.
Художницу случайно замечают и, с 1928 года, она становится достаточно известной, благодаря поддержке меценатов. Однако забвение пришло так же быстро, как и признание. С началом великой депрессии в США, а затем второй мировой войны, интерес к наивному искусству пропадает.
В 1932 году уже всеми забытая художница попадает в психиатрическую больницу с диагнозом «хронический психоз». Всю оставшуюся жизнь Серафина Луи провела в психиатрической больнице, где и скончалась в 1942 году.
Повторный интерес к художнице возник уже после войны, в 1945 году, её картины неоднократно выставлялись в различных галереях Европы. В 2008 году кинорежиссер Мартен Право снял биографический фильм «Серафина из Санлиса» о художнице.

Ар брют и клиническая психиатрия

Художественная ценность «Ар брют», как любого направления в искусстве продолжает оспариваться, положительным моментом можно отметить то, что количество зрителей нейтрально относящихся к нему минимально. Существуют, как ярые противники популяризации творчества душевнобольных, так и столь же ярые сторонники. Однако оставим эти споры искусствоведам, тем более что в клинической психиатрии и психологии «Ар брют» давно заняло свое заслуженное место.
Первоначально врачи, работавшие в психиатрических стационарах, относились к творчеству своих пациентов пренебрежительно или даже крайне негативно. Считалось, что излишняя активность может способствовать обострению болезненных явлений в поведении больно, что пациент от переутомления себя умственной деятельностью не будет иметь достаточно потенциала для борьбы с болезнью.
Однако с течением времени некоторые психиатры стали замечать положительный характер занятости своих пациентов творчеством. Отмечалось, что это создает лучший контакт между пациентом и его врачом. Как следствие заинтересованности занятием больного, у врача появляется больше времени для установления с пациентом неформального контакта, что, в свою очередь помогает установке партнерских взаимоотношений для лучшего подбора наиболее подходящей пациенту схемы и лечения и последующей социальной реабилитации.
Следующим положительным моментом поощрения творчества душевнобольных является диагностический. Одна из важнейших задач психиатрии и клинической психологии – определение границ патологии и личностной конституции пациента, нахождение грани на которой идет взаимодействие и борьба болезни и здоровой части личности пациента. Другими словами: психиатру требуется определить, где явления, рожденные психиатрическим недугом, а где проявления нормальной личности пациента и как эти явления уживаются вместе.
Изучение творчества душевнобольных с точки зрения психологии патопсихологии и позволяет решить эту задачу. Рисунок очень часто может определить, каков был пациент до начала болезни, каковы были его основные жизненные мотивации, какова была его и личность и таким образом сформировать наиболее адекватный подход для лечения, прежде всего для психотерапевтического.
Очень часто пациент, страдающий от того или иного недуга, не способен осознать его тяжесть или даже наличие как таковое. Подчеркиваю, что речь здесь идет не о сокрытии симптоматики пациентом, а о непонимании, того, что именно с ним происходит. Конечно, это создает известные проблемы для диагностики. Очень часто нормальный для такого состояния страх пациента перед своим недугом излишне субъективно искажает, усиливает картину болезни. Первое, чего надо добиться в таком случае – позволить пациенту избавиться от этого страха, помочь начать воспринимать болезнь в её истинном ключе. Творческое самовыражение позволяет пациенту избавиться от излишней озабоченности, растерянности перед болезнью.
Надо отметить, что позиция врача должна быть здесь максимально объективной, многое зависит от его умения. На работу больного следует учиться смотреть именно глазами больного, стараться понять, что именно он пытался вложить в тот или иной элемент, какую роль в его жизни занимает тот или иной сюжет.
Не последнюю роль здесь имеет и самоанализ со стороны пациента. Размеренная, систематизированная творческая деятельность, перенос переживаний в творчество позволяет пациенту систематизировать и понять свои собственные, подчас разрозненные мысли и чувства.
Нередко пациенты в состоянии возбуждения проявляют разрушительные и агрессивные действия по отношению к себе и окружающим, всегда большим успехом является возможность переключить пациента с разрушительной деятельности, на творческую, созидательную. Здесь вступает в дело такой механизм психологической защиты, как сублимация, то есть перенаправление собственных, разрушительных стремлений и желаний в ту форму, которая не будет порицаема и обществом и не приведет к саморазрушительным действиям пациента.
Частично выздоровевший человек, находясь в стенах психиатрической больницы, или лечащийся амбулаторно весьма часто начинает испытывать чувство собственной ущербности, бесполезности, и очень часто безосновательно. Когда болезнь еще не полностью побеждена и ресурсов для занятия основной, профессиональной деятельностью у пациента еще нет, он может найти отдушину в творчестве, понять что он, как и прежде человек, способный творить, человек вполне полноценный. Бывает порой, что человек находит себя заново, как раз в творчестве, открыв в себе ранее неизвестные ему самому грани.