Комментарии юриста: последние изменения законодательства в области психиатрии

Последние изменения законодательства в области психиатрии комментирует кандидат юридических наук, советник юстиции, Член Комитета по психиатрии, праву и этике Всемирной психиатрической ассоциации Ю.Н. Аргунова.


О помощи детям и подросткам

По общей норме интересы ребенка до пятнадцати лет или человека, признанного судом недееспособным, представляют родители, усыновители или опекуны. Раньше для лечения несовершеннолетнего требовалось согласие обоих родителей. В случаях, когда один из родителей находился «вне доступа» (например, за рубежом), рассмотрение вопроса затягивалось. Теперь для оказания медицинской помощи достаточно согласие одного из родителей. Вместе с тем, если один из них возражает, то проблема решается органами опеки и попечительства.

Важный момент: по достижении 15 лет (в случае наркологической помощи - 16 лет), человек сам дает согласие на медицинское вмешательство. Однако в общей норме написано, что согласие за несовершеннолетнего дают родители. Таким образом, в одной юридической норме между пунктами имеются противоречия.

О недобровольной госпитализации

Принудительно лечить можно только людей, совершивших общественно опасное деяние. Однако в Законе о психиатрической помощи наряду с «принудительной госпитализацией» существует понятие «недобровольная госпитализация». Среди общего перечня ситуаций, в которых можно лечить человека в недобровольном порядке, в новых правилах упоминается и экспертиза. Получается, что подэкспертный (лицо, проходящее судебнопсихиатрическую экспертизу) может подвергаться медицинскому вмешательству. Если под медицинским вмешательством подразумевается освидетельствование, осмотр, - это правильно. Однако если человека отправили на экспертизу - это не значит, что его можно насильно лечить. Конечно, бывают разные ситуации. Как быть, если состояние подэкспертного резко обострилось, и ему нужно помочь? Вот ещё одна загвоздка для законодателей.

Есть нормы об ответственности (в том числе и уголовной) за недобровольную госпитализацию. Однако непонятно, кто должен за это отвечать - врач скорой помощи, врач приемного покоя, или врачебная комиссия.

Бывают ситуации, когда человека помещают в больницу на 48 часов. Де-факто его не госпитализируют, но у него изымают телефон, за ним не запирают квартиру, на глазах у соседей куда-то ведут. Для вопроса госпитализации принципиально важен отсчет 48 часов. Неясно, когда они начинаются - когда человек коснулся пола больницы, или уже когда врач приемного покоя осмотрел и сделал записи в истории болезни? Всё это важно для защиты интересов пациента.

О поправках к закону «О психиатрической помощи»

После того, как был принят базовый 323-й закон «Об основах охраны здоровья граждан», потребовалось частично изменить 56 федеральных законов. Важная деталь, упомянутая в этом нормативном документе - то, что порядок диспансерного наблюдения должен контролироваться исполнительным органом.

В связи с принятием 323-го закона обновился и закон «О психиатрической помощи», в котором появились новые, более современные формулировки. Исчезло понятие «консультативное наблюдение». Возникает вопрос: как оказывать помощь тем, кто не нуждается в диспансерном наблюдении?

В ноябре 2013 года был принят 317-й закон, включающий поправки о наркологической помощи. Раньше в законе было указано, что в психиатрии используются разрешенные методы диагностики, теперь пишут «не запрещенные». Разрешенные - значит, официально проверенные. А что значит «не запрещенные»? Норма стала расплывчатой, и это тревожно.

Что касается обязанностей, прописанных в законе, - раньше уточнялось, чьи обязанности: врача, главного врача, медсестры. Сейчас просто «обязанности медорганизации». С правовой точки зрения справедливо, что материальную ответственность несет организация, но с другой стороны это отдаляет от должностных лиц, уходит персонификация ответственности.

О врачебной тайне в психиатрии

Раньше в законе «О психиатрической помощи» понятие «врачебная тайна» ограничивалось только медицинской информацией (а врач может обладать и другими сведениями, например, информацией о привычках, взглядах, поступках пациента, данными о родственниках). В редакции 317-го закона это противоречие устранено. Пациент вправе рассчитывать на то, что доктор сохранит в тайне всю доверенную ему лично информацию, основываясь не только на законодательных, но и на этических нормах (в частности, положение о врачебной тайне прописано в 13-й статье Этического кодекса российского врача от 1994 года).

О социальном обслуживании

С 1 января 2015 года, вступает в силу 442-й федеральный закон, заменяющий два предыдущих закона «О социальном обслуживании». Новый закон не предполагает недобровольного помещения в интернат; также в нем названы признаки, при которых гражданин нуждается в мерах социального обслуживания. Вопросы приема в стационарные учреждения социального обслуживания лиц, страдающих психическими расстройствами, регулируются 41-й статьей закона «О психиатрической помощи».

О бесплатной юридической помощи

Инвалиды 1-й, 2-й групп, дети-инвалиды и граждане, признанные судом недееспособными, а также их опекуны по международным стандартам имеют право на бесплатную юридическую помощь при консультировании, составлении документов и сопровождении в суде, при недобровольной госпитализации. Такую помощь оказывают государственные юридические бюро, адвокаты, заключившие специальный договор, негосударственные общественные организации, юридические приемные в ведущих вузах, где консультации ведут студенты.

Об ограниченной дееспособности

С 1 марта 2015 года входит с силу закон «Об ограниченной дееспособности» (302-й ФЗ от 30 декабря 2012 года). Закон обязывает учитывать пожелания и волю пациента. Новая норма приравнена к категории частичной дееспособности несовершеннолетних (подростков от 14 до 16 лет) и в принципиальных положениях совпадает с ней. Пока мы не знаем наверняка, как эта процедура будет осуществляться. К сожалению, рядом с недееспособным человеком бывают не только любящие родственники, но и мошенники, от которых законодательство пока не может полностью защитить пациента.


Подготовила Анна Аскарян


Впервые опубликовано в газете «Нить Ариадны» № 7 (98), 2014 г., размещено с любезного разрешения редакции.