Привет! Меня зовут Соня

Буквально на днях в Фейсбуке появился пост девушки, открыто рассказавшей о своем психическом расстройстве. И сразу на него откликнулось (и продолжает откликаться) огромное количества народа. Среди них и близкие, и знакомые автора, и совершенно чужие ей люди, и те, кто не понаслышке знаком с психическим недугом, и те, кто с этой темой никогда не соприкасался, и специалисты-психиатры, и ярые противники официальной психиатрии (последних, правда, единицы).

Спустя пару дней мама девушки на своей страничке написала: «Я горжусь тобой, дочка!!! Ты сделала шаг, на который способны немногие, и именно благодаря тебе и таким как ты, я надеюсь, что что-то сдвинется с «мертвой точки». Это ведь не просто крик души и призыв о помощи, этот пост, в первую очередь, был написан для таких же, страдающих от аналогичных проблем, людей. Чтобы они нашлись и объединились, чтобы они не чувствовали себя брошенными и непонятыми изгоями. Спасибо всем, кто откликнулся, написал слова поддержки, давал советы… «Лайков» и «перепостов», огромное количество, телефон «брякаяет» каждую секунду, и это значит, что проблема острая».

Да, действительно, проблема острая. Сколько бы мы ни говорили о стигматизации данной области медицины, сколько бы ни боролись с ней, тысячи и тысячи людей, столкнувшись с проблемами психических расстройств, словно бродят впотьмах в страхе, растерянности и одиночестве, пытаясь понять, что происходит с ними или их близкими, а если и понимают, то боятся и стесняются признавать происходящее. Потому так ценно любое движение в сторону открытости. Потому так здорово, что пост появился не на тематическом сайте, собирающем исключительно людей, страдающих тем или иным психическим заболеванием (и то чаще всего анонимных), а на доступном каждому Фейсбуке, где автор не прячется за ником и не боится показать лицо.

И реакция людей – сплошь поддержка, сочувствие, уважение и даже восхищение – дает основание надеяться, что общими усилиями мы сможем стереть с пациентов врачей-психиатров несправедливое «клеймо», а значит, на немалую долю облегчить и тяжесть недуга.

МЫ ВСЕ НУЖДАЕМСЯ ДРУГ В ДРУГЕ

«Привет. Меня зовут Соня, мне 20 лет, и у меня биполярное расстройство. Последние 3 месяца я провела в психиатрических больницах: клинике неврозов и научном исследовательском центре психического здоровья. Звучит жутковато, но это не так на самом деле. По-настоящему становится жутко, когда понимаешь, насколько огромна проблема психических расстройств и непросвещенности в этой теме.

Я с детства была эмоциональным и чувствительным человеком, все принимала очень близко к сердцу. В 2002 году не стало моего брата, последующие 3 года отсутствуют в моей памяти. Отличный способ защиты психики, думала я, но меня это не уберегло. Последние 3 года, с регулярностью в несколько месяцев, у меня были депрессивные эпизоды. Это началось со смерти моего отца. Он был мне безумно дорогим человеком, и его внезапная кончина создала огромною дыру в моем сердце, которая уже четвертый год не может залечиться.

В декабре 2016 года я очутилась в бездне депрессии, апатии, панических атак, приступов истерии. Я не могла общаться, гулять, любое действие не имело смысла. Наверное, через месяц пройдет, подумала наивная Соня, но прошло полгода, и лучше не стало. Тогда я решилась обратиться к психиатру и уже через несколько дней оказалась в больнице. Там-то и осознала масштабность проблемы. Однажды мой психиатр сказал достаточно простую и очевидную фразу: «Стресс – это болезнь, то, что мы с ним живем – большая ошибка. Нам же не приходит в голову ходить на сломанной ноге, принимая ее как данность? Стресс можно и нужно лечить», и именно в этот момент мне стало понятно, что треть моих знакомых нуждается в помощи. Основная проблема в непросвещенности. Родители, которые не видят депрессии у своего ребенка, а считают её просто ленью. Панические атаки? Да это просто истерия. Ты говоришь в 3 раза быстрее, не спишь по несколько дней и делаешь тысячу дел одновременно? Отлично! Всем плевать, что ты находишься в стадии мании, после которой наступит резкий спад.

Беда в том, что даже если человек знает о своей проблеме, ему неизвестно, что с ней делать. «Если у вас депрессия, просто делайте зарядку по утрам. Если вы можете делать зарядку, то у вас нет депрессии».

За месяц до того, как я оказалась в больнице, я общалась с психологом. Ведь это первое, что приходит в голову, не так ли? Так вот, эта прекрасная женщина отпустила меня спустя 5 сеансов и 15 тысяч рублей со словами: «У тебя больше нет проблем, всё хорошо»…

Зачем я всё это пишу? Потому что находиться наедине с проблемами сложно, а когда твой враг и есть ты сам, разрушающий себя изнутри, почти невозможно. Я пишу этот пост в надежде на то, что найдутся люди с подобной проблемой и откликнутся, ибо чувствую необходимость поделиться своими переживаниями, разделить их с тем, кто понимает. Я верю в то, что мы, кто знает проблему изнутри, нуждаемся друг в друге и можем помочь.

Я буду очень благодарна распространению этой информации. Если у вас есть проблема – пишите мне, я буду счастлива объединить людей с общими трудностями».

«А МОЖНО Я ТЕБЯ ПРОСТО ОБНИМУ?»

Так было написано в одном из первых комментариев. Вообще, основным лейтмотивом всех откликов было: «Ты молодец! Герой! Спасибо тебе! Нас много». Представим вам лишь малую часть из них.

«… Соня, ты молодец! И как ты права, только вот «треть знакомых», это, скорей всего, ты недооценила масштаб проблемы... Поход к психологу – норма для ЗДОРОВОГО человека, особенно, живущего в такой гонке, как мы все живём. А далее – да, обращаться к психотерапевту, психиатру, это так же естественно как к хирургу или стоматологу в случае травмы или зубной боли...

И ты права – единственный путь что-то изменить – просвещение».

 «…Порой людям много не надо... Порой нужен даже не взгляд, а звук поворачиваемой головы... Шорох волос за спиной.... Ты услышал этот шорох, ощутил, что тебе вслед посмотрели, и расшифровал взгляд, которого не видишь... Этого бывает достаточно.... Мне не хватало такого звука и взгляда. И, читая твой монолог, я его услышал...»

«…Какая умница! Как мне знакомо это «возьми себя в руки», а «рук»-то как раз нет. И помочь может только хороший психиатр! Девочка моя, спасибо за эти строки!»

«… Я с вами, Софья. Похожая ситуация, тот же институт психиатрии. И сама я – психолог, все пыталась справиться без лекарств, даже находясь в больнице. Никак не могла поверить, что это то, что требует лечения. Слишком много вбито в голову «соберись, захоти, сама виновата, не морочь голову, хватит ныть, на тебе пахать надо и т.д.» Очень надо информировать, помогать, потому что это – мучение, жить и не чувствовать, и пытаться ходить со «сломанной ногой», ругая себя и обвиняя».

 «…У очень дорогого мне человека такое же заболевание, как у Вас. Долго ставили дурацкие диагнозы, ничего не имеющие общего с реальным заболеванием, разрушающим жизнь человека и его близких, которые списывали все на взбалмошный характер. Очень важно, что Вы знаете, что с Вами».

 «…Очень здорово, что Вы не молчите! Сама столкнулась с паническими атаками пять лет назад. Было тогда очень страшно: одни говорят одно, другие – другое. Потом я нашла действительно адекватного доктора. Прошло время, и я научилась справляться с паническим атаками, с наступающей депрессией и, честно говоря, сейчас благодарна Богу за эти состояния – они, как внутренний барометр, заставляют задуматься: так-так, опять пошла не туда, перегруз! И сейчас я могу сказать, что за пять лет очень внутренне выросла Любая болячка нам даётся, что-бы остановиться и заглянуть в себя».

«…Я сама через это прошла. Без врачей не выкарабкались бы. Мои знакомые, которые пытались справится сами, только запустили болезнь».

 «…Соня, прочитай «Беспокойный ум» и дай прочесть родственникам. Это очень важная книга про жизнь с биполярным расстройством. Она мне столько всего расставила по местам в голове, столько всего объяснила. Держись, пожалуйста, и обязательно лечись! Поможет только медицина и твоё упорство».

«…Желаю вам здоровья, хороших врачей и поддержки близких. Вы сделали очень серьезный шаг, рассказав о вашей проблеме. Многие не понимают, что депрессия, биполярное или обсессивнокомпульсивное расстройства – не блажь, и бывает у людей, у которых может быть все благополучно внешне. У меня стресс выходит в виде панических атак. Тяжело, но когда понимаешь, что таких как ты – тысячи, становится легче».

«…Та же мысль: сколько же людей живут, не понимая, что может быть легче!»

 «... На самом деле, депрессивным людям, которые и так не видят свет в конце туннеля, не следует говорить: все будет хорошо. Поймите, что в эти фазы пустоты, отчаяния, печали, которые наполняют всю твою сущность, ты не видишь выхода из этой черной спирали, что затягивает тебя глубже и глубже, и ты понимаешь, что не в состоянии хоть как-то контролировать, что с тобой происходит.... А все вокруг говорят: все будет хорошо! И ты взрываешься от бессилия и кричишь: «Да когда же будет хорошо?!! Ответьте!!!» Просто будьте рядом с человеком и скажите ему: «Я с тобой! Ты не один! Я держу тебя за руку, чтобы ты ощутил мое тепло. Я обнимаю тебя, чтобы почувствовал себя защищенным и любимым».

«…Быть в таком юном возрасте, такой симпатичной и находиться в депрессии…. Это очень редко встречается. Хочу дать вам совет: если только это возможно, не ходите по психиатрическим лечебницам, самое лучшее – это обратиться к Богу. Съездите в Киево-Печерскую Лавру. Сходите на исповедь. Побывайте в пещерках в Лавре. Там лечит сам воздух. Может, вас благословят пожить при монастыре. Монастырь – это душевная лечебница. Милая девушка, желаю вам здоровья и всех благ!»

И ответ другого посетителя сайта на данный комментарий:

«… Это встречается очень и очень часто. Такое может посоветовать только человек, не знающий ничего о психических расстройствах. Вы бы посоветовали страдающему диабетом не принимать инсулин? Он бы до пещер не дотянул! И не надо из психиатров и психиатрии делать монстров, чтобы люди, которым необходима помощь, боялись обращаться. Кстати, в данных клиниках лечатся и священники, и монахи. Да-да, и у них психика, порой, не выдерживает. Вообще, не всегда надо на Бога перекладывать то, с чем неплохо справляются на земле. Безусловно, вера помогает, но без медикаментозной помощи не обойтись. Соня, бегите от таких советов».

 «…10 лет назад близкий человек заболел, два года боролся с неизлечимым заболеванием и умер в мучениях на моих глазах. И тогда это началось. Панические атаки, бессонные ночи, страх ездить в транспорте, нарушения мозгового кровообращения и т.д. Я ходила по всем врачам, кроме психиатра, который был тогда необходим».

 «…У моей приемной дочери была похожая ситуация и диагноз – пограничное расстройство личности. Мы вместе с ней прошли круги ада, пока был поставлен правильный диагноз и подобранно адекватное лечение. Сейчас мы все научились с этим жить и даже быть счастливыми. К сожалению, все, что связано с психиатрией до сих пор стигматизируется обществом, хотя когда-то академик РАМН Т.Б. Дмитриева сказала, что 21 век будет не веком онкологии или сердечно-сосудистых заболеваний – это будет век психиатрии».

«…Соня! Ты научишься с БАР жить. И будешь еще счастлива много-много дней в своей жизни. «Биполярники» очень яркие и притягательные люди. И очень хорошо, что диагноз поставили в юном возрасте. Это значит, что ты будешь принимать адекватную терапию и жить совершенно нормальной жизнью – заниматься спортом, любить, иметь семью, путешествовать и много чего ещё. Мне БАР поставили в 37 лет, хотя это расстройство у меня с юности. Но я об этом не знала. Своими депрессиями изуродовала жизнь себе и своим близким. Сейчас мне 44. Я принимаю таблетки и радуюсь каждому дню. Но когда 2 года назад я, посчитав себя здоровой, бросила принимать таблетки, то уже через 2 месяца скатилась в депрессию, а затем в жуткую 3-х месячную манию. Теперь принимаю медикаментозную терапию и молюсь за здоровье своего Психиатра, которая вытащила меня из ада и убедила, что без таблеток мне нельзя».

 «… Однажды мы потеряли двух дорогих людей, которые не справились с проблемами. А все потому, что никто из нас тогда не понимал, насколько это серьёзно».

«…Я живу с диагнозом уже почти пять лет. У меня еще диссоциативное расстройство. Не живу – существую. На лекарствах. Сильно растолстела на них, но лучше я буду толстой и более-менее функциональной, чем стройным адом. У меня две дочки и муж. И, несмотря на то, что я очень люблю своих дочерей, меня у них мало – я почти все время в депрессии, а значит, в тумане, а в стадии мании меня бесит, что надо заниматься бытовухой, а не творчеством. Я не очень понимаю, как жить с этим. Со своей стороны рассказываю подробно всем, что болею, и не стыжусь. Нечего стыдиться, я не сама это себе устроила. Я, конечно, мечтаю еще выздороветь, но с каждым годом надежда уменьшается».

«…Почему-то неимоверно сложно признаться, прежде всего, самой себе в том, что проблема есть. Все время отмахиваешься, дескать, все это не серьезно, от лени что ли... «Вон, многим гораздо тяжелее в жизни и ничего, живут и улыбаются. А я тут со своими глупостями...» У нас почему-то так крепко в сознании сидит, что психические расстройства – это что-то стыдное. Очень трудно сказать себе: я болею, мне нужен доктор. Особенно, когда то и дело в свой адрес ловишь «Просто не принимай все близко к сердцу! Надо радоваться жизни!» А как? Как радоваться, если иногда вообще нет сил ни на что?»

«… Биполярное расстройство – не приговор. Оно поддаётся лечению. Лечение комплексное: медикаментозное и психотерапия. Важно осознать его необходимость и последовательно и правильно лечиться. Для этого нужны ваше твердое желание лечиться и жить нормальной жизнью и хороший специалист. Всё реально и возможно, говорю, как человек, занимающийся психиатрией 25 лет».

« …Сонька, дорогая, какая ты молодец, что опубликовала этот пост. Он многое объясняет. Мы с тобой, и мы понимаем, как тебе бывает невыносимо больно. Ты умница, ты делаешь огромные шаги к выздоровлению. А еще, ты можешь объединять людей, слушать, сочувствовать и помогать. Двигайся в этом направлении, у тебя все получится. Люблю тебя».

Материал впервые опубликован в газете «Нить Ариадны» №9 (136) 2017 г. Размещен с любезного разрешения редакции.