Умереть, чтобы выжить! Освенцим глазами психолога

9 мая весь мир отмечал День победы над фашизмом, месяцем раньше, 11 апреля – День памяти жертв концентрационных лагерей, а 22 июня мы вспоминаем о трагической дате – начале Великой Отечественной войны. В контексте всех этих дат особое недоумение вызывает тот факт, что в некоторых странах ужасы фашизма словно стираются из памяти и нацизм набирает силу. Давайте все же не будем забывать то, чего забывать нельзя!

«Когда я вижу толпы, льнущие в нестерпимой любви к Адольфу Гитлеру, ужас леденит мой разум; когда же я думаю о судьбе тех, кто попадется в их безжалостные когти, у меня от страха сжимается сердце». Уинстон Черчилль, из речи на заседании Парламента Великобритании 18 марта 1941 года

Передо мной книга, которая, пользуясь словами классика, «томов премногих тяжелей». Она имеет исключительную ценность, ибо о бытии в концлагере повествует не просто жертва Холокоста (подобных сочинений издано немало). Монография написана австрийским врачом-психиатром и психологом Виктором Франклом, не только тащившим невыносимую лямку заключенного концлагеря, но и фиксирующим все происходящее, чтобы создать свою книгу. Ту, что лежит на моем письменном столе…

скачанные файлы.jpg

Итак, мы вместе с автором в вагоне, который направляется из гетто в Освенцим. Виктор Франкл, великий врачеватель человеческих душ, мог бы в нем и не оказаться – просто покинуть беременную нацизмом родину и наслаждаться американским солнцем и раем. Такая возможность существовала. Но у Франкла были престарелые родители, которым визу не дали. Сын остался, чтобы спасти их. Он спас только самого себя. Но узнал об этом много позже. Те, кто прибывает в теплушках в Аушвиц, (а именно это название они видят из зарешеченных вагонов) не должны догадаться, что их ведут на смерть или на такие мучения, которые выше сил человеческих. Такова логика фашизма. Его первая заповедь – обман. И вот несчастных и голодных обитателей вагонов встречает толпа дюжих заключенных. «Эй, ребята, расслабьтесь! Забудьте о том, что ваше будущее – дым крематория. Здесь не убивают – здесь можно жить». И глядя, на это лицедейство, на лицах вновь прибывших появляется вымученная улыбка. Впрочем, те, на чью долю выпадет более близкое знакомство с «весельчаками», убедятся: их состав и число не меняется со дня основания лагеря. А свой юмор они «подогревают» сумасшедшим количеством алкоголя. Концлагерь, «выросший» на месте крошечной польской деревни, в годы войны превратился в огромный город, где сосредотачивались разнообразные ценности: золото, серебро, валюты всевозможных государств. Те, кто привезли их с собой, не подозревали, что все будет отобрано сразу, вернее, в последние минуты жизни. Дальше предстоит Селекция. Те, кто прошел через Освенцим, Дахау, Терезин, Треблинку и их «филиалы», и по прошествии многих лет будут вздрагивать, слыша это слово. Селекция проста и незамысловата: офицер СС – холеный, тщательно выбритый, в прекрасной шинели – взмахом руки, вправо или влево, определяет: жить человеку или не жить. Философская проблема, над которой бились умы Платона, Сенеки, Соловьева и Канта, здесь разрешается без каких-либо диспутов. Франкл носил очки, тащил тяжелый мешок с пожитками. Когда он приблизился к страшному «божеству» в эсэсовской шинели, то постарался придать себе как можно более «здоровый» вид. После войны автор книги станет членом многих академий мира (в том числе и РАН). Но, по его признанию, наибольший «почет» был оказан ему в Освенциме. По какой-то неясной и ставшей потом не слишком важной причине властитель человеческих жизней толкнул его вправо – жить! Друг Франкла, польский писатель, следующий за ним в этой страшной очереди, уже через двадцать минут находился в газовой камере. 

thumb3.jpg

Маршрут обреченных прост: раздевание, «баня», газовая камера. Путь следования тех, кого еще оставили на Земле, тоже недолог: «баня», затем барак Испытания, выпавшие на долю новоприбывших, столь велики, вызывают столько эмоций, что организм «перегревается». Он требует одного: сна! В Освенциме для этой цели предусмотрен невероятный «комфорт» – ярусы деревянных полатей с мириадами заноз для рук или ног, отсутствие простыней, пододеяльников, подушек. Более того, даже ту обувь, что осталась у заключенных, под страхом немедленной казни запрещено использовать в качестве подушек. Лечь на спину или вообще более-менее просторно невозможно: обитатели барака спят в страшной тесноте, повернувшись боками друг к другу. Казалось бы, Морфей откажется появляться в этом ужасном месте, и страдающие нарушением сна с тоской вспоминают наименования лекарств, которые они принимали и которых их лишили. Но опасения излишни! Как свидетельствует Франкл, сам имевший проблемы со сном, все время лагерного ужаса он засыпал мгновенно, даже не замечая этого! Впрочем, объяснение очень просто: худые, до крайности изможденные заключенные, разгружая вагоны с сырьем для какой-нибудь немецкой фирмы, переносят такие тяжести, которые не под силу и здоровому, полному сил человеку, Если вытерпел, если не пристрелили – можешь спать спокойно! Еще один, очень важный момент, который нельзя обойти и которому Франкл придает особое значение: во время Селекции у заключенных отбирают все личные вещи, и иногда даже обувь. К чему это? Если для СС представляют ценность золото, серебро, драгоценности и валюта, то какой прок им от семейных фотографий, позолоченных медальонов с портретами любимых? И, тем не менее, все это в строжайшем порядке изымается. Автор объясняет это тем, что для охраны, для коменданта лагеря, его помощников очень важно лишить заключенных любой приметы их прошлой мирной, счастливой и спокойной жизни. Заключенные – не люди. Они – существа с номерами. Франкл делает вывод: это – первый шаг к деградации, глубокой душевной травме заключенного. Отрезав, словно ножницами, «прошлую» жизнь, несчастным внушают: единственная реальность – ужасы концлагеря, и ничего больше! Им остался всего один шаг до «идеального заключенного», срок жизни которого – одна, две недели. Наблюдая подобные случаи, став «своим» в Освенциме, Дахау и других концлагерях, по которым носил его Молох «расовой теории» Гитлера, Франкл довел до последней степени совершенства свою теорию, которую он начал создавать в предвоенные годы. Название теории просто – жизнь со смыслом. Франкл делает заключение, что для человека собственное существование имеет приоритетную цель, лишь когда эта цель значима. Причем для разных людей и в разных ситуациях цель разная. В мирное время это – забота о родителях и детях, любовь, дружба. Лагерь отнимает у человека все прежние привязанности; узник даже не уверен (как не был уверен автор книги), что его близкие живы. Но и в таких кошмарных условиях жизнь человека может оказаться для него небесполезной. Осознавая это, (при условии, что не попадет в газовую камеру) заключенный «переживет» свое заключение! Как Франкл, который, разгружая мешки с антрацитом, «писал» в уме свою программную книгу. Как неизвестный заключенный, считавший все вагоны, которые останавливались в Освенциме: он был уверен, что нацисты потерпят сокрушительное поражение, и на судебном процессе над ними понадобятся свидетельские показания о количестве вагонов с людьми, нашедшими себе могилу в лагере! Не всегда цели так возвышенны, так неуничтожимы. Франкл приводит пример. Один из обитателей его барака был уверен, что их освободят 20 января 1945 года. Он стойко и мужественно переносил все муки и лишения; но настал обещанный срок, а свобода осталась лишь мечтой! На следующий день этот человек умер. Он ошибся ровно на неделю: 27 января 1945 года наступающая Советская Армия освободила Освенцим …Спустя три недели Франкл, о реабилитации которого позаботились советские военврачи, покинул Освенцим – его бараки, его колючую проволоку, огромный холм – братскую могилу миллионов невинно убитых. Он не возвращался более в эти места. Прожил долгую жизнь (умер в 1997 году). Удостоился многих почетных должностей, премий и наград. Но еще в 1947 году выпустил книгу «Скажи жизни «Да». Она послужила материалом для этой статьи. В труде Франкла научный анализ органично сочетается с пламенным призывом не допустить повторения ада нацизма. Книга, в которой описано столько смертей, учит человека главному: ЖИТЬ!

X5NPlq8DA84.jpg

Александр Плитман

Статья была опубликована в газете «НитьАриадны» № 5, 2014. Размещена с любезного разрешения редакции.