Психиатрия нацистской Германии

Н.А. Зорин

Нацизм1.jpg

История, как известно, к сожалению, никого ничему не учит. Общество склонно многократно повторять одни и те же поступки, особенно когда оно предварительно уничтожает собственную историю (сносит памятники, сжигает книги и т.п.). В настоящее время во всем мире наблюдается отчетливый всплеск националистических и экстремистских настроений, грозящий повторением страшной катастрофы времен Второй мировой войны. Поэтому полезно будет напомнить, к чему все это может привести. Эту цель и преследовало написание настоящего обзора.

В основу этого обзора положены два документа:

• речь президента Немецкой ассоциации психиатрии, психотерапии и невропатологии (Deutsche Gesellschaft fur Psychiatrie, Psychotherapie und Nervenheilkunde –  DGPPN), профессора Франка Шнайдера (Frank Schneider) на юбилейном мероприятии этой организации в Берлине «Психиатрия при национал-социализме – воспоминание и ответственность» [1] (оригинальный немецкий текст этой речи был единодушно принят Исполнительным комитетом DGPPN как документ Ассоциации 23 ноября 2010 г.);

• доклад «Нацистская психиатрия» Сабины Мюллер (Sabine Müller) [2] из отделения психиатрии и психотерапии больницы Шарите. Эти два материала дополнены нами подробными описаниями и комментариями из других источников. По историческим меркам совсем недавно, собственно в наше время, началось публичное освещение страшных событий прошлого их немецкими современниками и публичное покаяние их ближайших потомков, официальных лиц и общественных деятелей Германии. Недавно к ним присоединилась и Немецкая ассоциация психиатрии, психотерапии и невропатологии (DGPPN), посвятившая свою траурную церемонию 26 ноября 2010 г. нацистской психиатрии. Это был непростой шаг, поскольку определенная часть врачебного сообщества Германии противилась подобному, опасаясь, что публичные покаяния подорвут авторитет профессии. В данном случае в итоге многочисленных дискуссий пришли к согласию: «В результате переговоров мы исправили Устав Ассоциации DGPPN. Первый параграф теперь звучит так: “DGPPN признает, что несет особую ответственность в деле защиты достоинства и прав людей, страдающих психическими заболеваниями. Эта ответственность – результат участия предшественников в преступлениях национал-социализма, в убийстве и насильственной стерилизации сотен тысяч больных”» [1]. Перемены в нацистской психиатрии начались с социального отбора будущих исполнителей задуманного. Запрет на профессию получили около 8 тыс. врачей-евреев. Многие уехали за границу. На упомянутой траурной конференции прозвучал доклад профессора Ефраима Бенталя (Ephraim Bental) из Хайфы, посвященный воспоминаниям о жизни в Израиле одной семьи изгнанного психиатра. «Поколение имигрироваших психиатров, – сказал он, в частности, – сыграло важную и достойную почитания роль в развитии современной психиатрии в Израиле» [3]. Большинство из тех, кто не мог сбежать из Германии или Австрии, были высланы в концентрационные лагеря, или лагеря смерти. Выжили немногие. Оставшиеся в Германии в значительной степени были ангажированы режимом. 45% немецких психиатров были членами национал-социалистической немецкой рабочей партии НСДАП (нем. Nationalsozialistische Deutsche Arbeiterpartei – NSDAP) (1). Существовала еще и профессиональная нацистская организация – Национал-социалистический союз немецких врачей (нем. Nationalsoziali-stischer Deutscher Ärztebund – NSD-Ärztebund или NSDAB) – общественная организация Германии (1935–1944 гг.), объединявшая в своих рядах врачей – членов НСДАП. Создана в 1929 г. по инициативе врача и издателя Людвига Либля. Согласно уставу, принятому в 1929 г., союз, в частности, имел следующие задачи:

• создать служебную этику немецких врачей и всего здравоохранения в духе национал-социалистического мировоззрения и внедрять эти принципы также в сознание общественности;

• осуществлять взаимную поддержку и помощь в профессиональных делах, воспитывать национал-социалистическое подрастающее поколение, в том числе студентов, в духе национал-социалистической профессиональной этики [4].

Общая ориентация нацистской медицины состояла в реализации идеи улучшения «арийской расы» через евгенику (2) и совершенствовании общественного здравоохранения, в частности, для подготовки войн.

Расовая гигиена и евгеника 

нацизм2.jpg

Евгеника в нацистской Германии вылилась в стерилизацию, или убийство, «недостойных жизни душ» (нем. Vernichtung lebensunwerten Lebens), в том числе уголовников, дегенератов, диссидентов, слабоумных, гомосексуалистов, бездельников (3), душевнобольных и слабых людей. В 1920 г. была опубликована книга «Разрешение на уничтожение недостойных жизни душ». Ее авторы, профессор психиатрии Альфред Гохе (Alfred Erich Hoche) и профессор юриспруденции Карл Биндинг (Karl Lorenz Binding) из Фрайбургского университета, писали, что «идиоты не имеют права на существование, их убийство – это праведный и полезный акт». Гохе, будучи физиологом, обосновывал утверждение, что некоторые люди – просто балласт, создающий неприятности для других, а также, что немаловажно, и экономические издержки. Гохе утверждал, что существование обитателей психиатрических учреждений (по его выражению, «балластных существ» и «пустоты в оболочке» – лиц, не способных к человеческим чувствам (4) не имеет смысла и ценности. Его соавтор Карл Биндинг предлагал государству учредить специальные комиссии по умерщвлению недостойных жизни людей, что, собственно, и было осуществлено нацистами [8].

Сегодня весьма интересно вспомнить, что в основу нацистской евгеники легло евгеническое движение в США и так называемая Калифорнийская программа принудительной стерилизации5. Разрабатывать и финансировать разные евгенические программы в Германии помогал Фонд Рокфеллера. В 1934 г. американский лидер евгеники C.M. Гете писал своему другу: «Вам будет интересно узнать, что Ваша работа сыграла существенную роль в формировании мнения группы интеллектуалов, которые стоят за Гитлером в деле осуществления этой эпохальной программы. Везде я чувствовал, что их мнения формировались под огромным влиянием американских идей... Я хочу, чтобы ты, мой дорогой друг, пронес эту мысль через всю оставшуюся жизнь, что вы действительно подтолкнули к действию великих властителей 60-миллионного народа».

Программа стерилизации

нацизм3.jpg

В 1933 г. был принят Закон о профилактике рождения наследственно отягощенного потомства (Law for the Prevention of Hereditarily Diseased Offspring – нем.: Gesetz zur Verhütung erbkranken Nachwuchses) (6). Комментарий к закону гласил: «Что является целью мер по генетической и расовой гигиене, подходящей народу Германии? Неизменное существование достаточного числа генетически здоровых больших семей, которые в расовом отношении ценны немцам» [1]. Одним из моральных оправданий введения закона была подобная практика 12 стран, начиная с США. Врачей обязали регистрировать каждый известный им случай наследственных заболеваний за исключением женщин старше 45 лет. За невыполнение этого требования врача могли оштрафовать. Закон позволял насильственную стерилизацию лиц, которые, по мнению Суда наследственного здоровья, были признаны страдающими заболеваниями, передающимися по наследству. До 1945 г. существовало более 200 таких судов. Насильственной стерилизации подверглись более 360 тыс. человек, из которых более 6 тыс. умерли [2] (выделено автором доклада. – Прим. авт.). Показаниями к стерилизации были: врожденное слабоумие, шизофрения, маниакально-депрессивный психоз, врожденная эпилепсия, хорея Гентингтона, врожденные слепота и глухота, любые врожденные пороки развития.

Приблизительно с марта 1941 г. по январь 1945 г. в концлагерях Аушвиц, Равенсбрюк, Бухенвальд и других проводились эксперименты по стерилизации. Целью экспериментов было выработать метод стерилизации, который бы подходил для массовой стерилизации миллионов людей с минимальными затратами времени и усилий, а также исследовать влияние стерилизации на психику жертв. Эти эксперименты проводились с использованием рентгеновских лучей, хирургии и разнообразных лекарственных препаратов. Тысячи жертв были стерилизованы, тем самым получив психические и физические увечья. В особой ответственности и участии в этих преступлениях были обвинены: личный врач Гитлера – Карл Брандт (Karl Brandt), личный врач и школьный друг Гимлера – Карл Гебхардт (Karl Franz Gebhardt), личный референт Гимлера – Рудольф Брандт (Emil Hermann Brandt), а также Иоахим Мруговский (Joachim Mrugowsky), Гельмут Поппендик (Helmut Poppendick), Виктор Брак (Viktor Hermann Brack), Адольф Покорный (Adolf Pokorny) и Герта Оберхойзер (Herta Oberheuser) [11]. Указом от 26 июня 1935 г. закон был несколько изменен в части процедур его исполнения. Кроме этого, новая редакция закона предусматривала разрешение абортов женщинам, подлежащим стериализации, в то время как прерывание беременности в случае здорового «арийского» плода было запрещено законом [12]. Были сформулированы показания для разрешения на аборт: диагноз наследственного заболевания, расовые и «этические показания».

нацизм4.jpg

Новая редакция закона предусматривала также «добровольную» кастрацию мужчин, осужденных за сексуальные преступления. Кроме насильников и растлителей несовершеннолетних, дополнение к закону предусматривало кастрацию «по собственному желанию» и для гомосексуальных мужчин, либо уже осужденных по параграфу 175, либо уже отсидевших по этому параграфу, если в их отношении есть опасность рецидива [12]. Относительно дальнейшей судьбы закона есть разночтения. Например, «Википедия» дает нам следующие сведения: «После Второй мировой войны закон не был отменен оккупационными властями вместе с другими нацистскими законами и продолжал действовать. В некоторых землях он был отменен в 1945–1946 гг. на региональном уровне. Однако лишь в 1974 г. закон был отменен Бундестагом ФРГ на федеральном уровне. В то же время в советской зоне оккупации закон был отменен уже 8 января 1946 г. и, таким образом, никогда не имел силу в ГДР. Лишь 28 мая 1998 г. Бундестаг принял закон, отменяющий все решения, вынесенные в нацистское время по “Закону о предотвращении рождения потомства с наследственными заболеваниями”. Тем самым закон, вступивший в силу 28 августа 1998 г., лишь спустя десятилетия реабилитировал лиц, приговоренных к стериализации» [12]. Однако Франк Шнайдер в своем докладе говорит, что Бундестаг официально признал Закон «нацистской несправедливостью» в 1988 г., и только в 2007 г. (!) он был запрещен [1](7). «По сей день Федеративная Республика Германия все еще формально не признала этих людей жертвами нацистского преследования, несмотря на тот факт, что закон о стерилизации был однозначным выражением расовой идеологии национал-социалистов» [1].

«Акция Т-4»: эвтаназия психически больных и инвалидов

нацизм5.jpg

Гитлер подписал «декрет об эвтаназии», датированный задним числом 1 сентября 1939 г.: «Ответственность за расширение сферы полномочий поименно назначенных врачей возложена на лидера рейха Бухлера и доктора Брандта (Bouhler and Dr. med. Brandt), для того чтобы пациентам, которых на основе человеческого суждения считают неизлечимыми, можно было предоставить милосердное умерщвление после постановки прозорливого диагноза. Адольф Гитлер». «Акция Т-4», или Программа принудительной эвтаназии (так называемое «милосердное умерщвление»), получила свое название по адресу исполнительной организации, которая называлась «Благотворительная организация для лечения и ухода за больными в условиях стационара» и находилась в Берлине по адресу: Тиргартен штрассе,  В организации по отбору и умерщвлению психически больных и инвалидов, медицинским директором которой был психиатр профессор Вернер Хейде (Werner Heyde), работали около 50 экспертов (врачей). Среди экспертов были Вернер Филлингер (Werner Villinger), Фридрих Мауц (Friedrich Mauz) и Фридрих Панзе (Friedrich Panse). Все они в свое время занимали пост президента в DGPPN в послевоенный период, а Фридрих Мауц и Фридрих Панзе позже даже стали ее почетными членами [1]. По каждому больному решение принималось четырьмя экспертами. Заключение маркировалось таким образом:

«+» – смерть;
«-» – жизнь;
«?» – решение не принято.

Телеграфная краткость этих записей говорит о том, что они явно были перегружены работой. На упомянутой выше траурной сессии Ассоциации психиатрии и психотерапии племянница одной из жертв Зигрид Фалкенштайн (Sigrid Falkenstein) в своем докладе рассказала, как ее тетя была сначала насильственно стерилизована, а затем в возрасте 24 лет в Центре эвтаназии замка Графенек умерщвлена в газовой камере, замаскированной под душ [7]. При этом приговор экспертов был ей вынесен заочно…

нацизм6.jpg

С сентября 1939 г. по август 1941 г. жертвами организации стали 70 273 человека. 24 августа 1941 г. Гитлер прекращает программу «Т-4» якобы под давлением общественности. Так, католический епископ Мюнстера Клеменс Август Граф фон Гален (Clemens August Graf von Galen) публично осудил программу «T-4» в своей проповеди. Однако продолжается вторая, неофициальная волна убийств, на счету которой уже почти втрое больше жертв – 200 тыс. человек. В целом «Т-4» унесла более 270 тыс. жизней [2] (выделено автором доклада. – Прим. авт.).

Убийства детей в рамках «Акции Т-4»

За «Акцию Т-4» проводилась наглядная агитация. То есть в основу убийств, в частности, ложилась экономическая рациональность. Умерщвление маскировали также идеей избавления от боли и страданий.

Убийства скрывались. Родителей обманывали, создавая специальные фальшивые «центры по уходу за детьми». Впоследствии родителям выдавались фальшивые свидетельства о смерти. На родителей, которые были подозрительны, оказывалось давление. С августа 1939 г. врачи и акушерки обязаны были сообщать обо всех детях-инвалидах. Все дети до 3 лет с любой «серьезной наследственной болезнью» должны были быть убиты (сюда входили идиотия, синдром Дауна, микроцефалия, гидроцефалия, уродства всех видов, паралич и спастические расстройства). Позднее произошло расширение этих мер на детей старшего возраста и подростков. Убийства совершались главным образом инъекцией фенола. «Детская эвтаназия» проводилась в более чем 30 психиатрических и педиатрических больницах. Ранее считалось, что погибло приблизительно 5 тыс. детей. Ныне известно, что фактическое число было намного больше [1].

«Акция Т-4»: убийство взрослых

нацизм8.jpg

Первыми взрослыми с разными видами инвалидности, убитыми нацистским режимом, стали свыше 17 тыс. поляков. Приблизительно 8 тыс. психически больных немцев были вывезены в Польшу и застрелены. После официального начала «Акции T-4» 6 психиатрических больниц были оборудованы газовыми камерами, где для убийства использовался угарный газ. Таким образом, медицинские учреждения стали центрами по уничтожению. Все больницы, частные санатории, дома престарелых должны были сообщать обо всех больных, которых поместили туда в течение 5 лет и ранее и которые совершали преступления, будучи психически больными («криминальное помешательство» – «criminally insane»), не принадлежали к «арийской расе» или получили диагнозы шизофрении, эпилепсии, хореи Гентингтона, сифилиса в поздних стадиях, слабоумия, паралича, энцефалита или терминальных состояний неврологических расстройств в целом. Очевидно, часть соучастников использовали вслепую. «Случилось фатальное недоразумение, – говорит С.Мюллер, – многие врачи и администраторы предположили, что цель отчетов состоит в том, чтобы выявить тех обитателей этих учреждений, которые были способны работать. Чтобы защитить их от трудовой воинской повинности, они нередко преувеличивали степень недееспособности своих больных, тем самым обрекая их на смерть…» Однако были и вполне осознававшие то, что они делают. С декабря 1946 г. по август 1947 г. проходил Нюрнбергский процесс по делу врачей (Nürnberger Ärzteprozess), который проводил американский военный трибунал. Он известен как «Судебный процесс над врачами». Судили 20 врачей KZ (killing zone – зона умерщвлений. – Прим. авт.) и

3 администраторов за военные преступления и преступления против человечества:

• убийства в рамках «Акции Т-4»;
• эксперименты на узниках-смертниках KZ (особенно для целей военных исследований);
• убийство узников для анатомического коллекционирования их костей.

нацизм7.jpg

Из 23 обвиняемых 7 были приговорены к смертной казни, 5 – к пожизненному заключению, 4 – к разным тюремным срокам (от 10 до 20 лет) и 7 человек были оправданы. Показания обвиняемых были изданы большим тиражом в двухтомнике: «Бесчеловечная наука» (нем. Wissenschaft ohne Menschlichkeit) и «Диктат презрения к человечности» (нем. Diktat der Menschenverachtung), но в открытую продажу эти материалы не поступили [11]. Завершить этот небольшой обзор уместно цитатой из заключительной речи президента DGPPN, профессора Франка Шнайдера: «Мы затрудняемся объяснить, почему у нас только теперь появилась возможность провести такое мероприятие, как это. Я стою перед Вами сегодня как президент ассоциации, которой потребовалось почти 70 лет, чтобы нарушить молчание… <…> Немецкая ассоциация психиатрии и психотерапии, проводя эту траурную церемонию, решила дать ясно понять, что это – способ выражения признательности и поддержки жертвам, принятие нашего прошлого и извлечение уроков из этого мрачного периода нашей истории» [1].

Примечания

1.         Одна из немногих аббревиатур, образованных от транслитерации немецкого названия, а не от русского (прим. авт.).

2.         Евгеника – совокупность социальных и политических мероприятий, направленных на улучшение наследственных характеристик человеческих популяций. Термин «евгеника» предложил в 1883 г. Френсис Гальтон. Согласно ему это наука, призванная разрабатывать методы социального контроля, которые «могут исправить или улучшить расовые качества будущих поколений – как физические, так и интеллектуальные» [5].

3.         Профессор Вернер Филлингер, психиатр из немецкого г. Бетеля, первым ввел в оборот термин «эндогенное нежелание работать» и усмотрел корни этого «состояния» в генетических причинах [6].

4.         Лексикон врачей пополнялся: «психически умерший» (mentally dead), «человеческий балласт», «жизнь, не достойная проживания» (вариант – «недостойные жизни души») [1], «экономически бесполезный» и «дармоед» [7].

5.         Об этом см. также: Эдвин Блек «Hitler made eugenics famous, but he took it from United States» [9] и Уве Генрих Петерс «Немецкая психиатрия: прошлое и настоящее». Издано при содействии Международного фонда «Женевская инициатива в психиатрии». Перевод – В.Петерс [10].

6.         Другой перевод найден мною в сети: «О предотвращении рождения детей с заболеваниями, обусловленными генетическими причинами» (прим. авт.).

7.         «Yet it took the Bundestag until 2007 to finally ban the Law for the Prevention of Hereditarily Diseased Offspring» [1].

Список литературы

1.         URL: www.dgppn.de/english-version/history/psychiatry-under-national-socialism.html

2.         URL: www.dgppn.de/english-version/history/psychiatry-under-national-socialism.html

3.         Speech by Prof. Dr. Ephraim Bental, Haifa (Israel). Son of an emigrated psychiatrist. In Remembrance of persecuted psychiatrists under national socialist regime. URL: www.dgppn.de/english-version/ history/psychiatry-under-national-socialism.html

4.         Национал-социалистический союз немецких врачей. URL: http://ru.wikipedia.org /wiki/Национал_социалистическая_немецкая_рабочая_партия

5.         URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/ enc_philosophy/2263%20/ЕВГЕНИКА

6.         Психиатрия при нацизме: проведение «Акции Т-4» с активным участием психиатров. Сообщение 3. URL: http:// www.psychiatry.ua/articles/paper398.htm По изданию: Петрюк П.Т., Петрюк А.П. Психиатрия при нацизме: проведение «Акции T-4» с активным участием психиатров. Сообщение 3. Психічне здоров’я. 2011; 2: 53–63.

7.         Nazi «euthanasia» and forced sterilisation in one family’s memory – a reflection on the collective repression of memories and their increasing recollection. URL: http://www.dgppn.de/history/psychiatry-under-national-socialism/speech-falkenstein.html

8.         URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Программа_умерщвления_Т-4

9.         URL: http://www.warandpeace.ru/ru/ reports/view/28603/

10.       URL: http://lekmed.ru/info/arhivy/nemeckaya-psihiatriya.html

11.       URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/ Нюрнбергский_процесс_над_врачами

12.       URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Закон_о_предотвращении_рождения_

потомства_с_наследственными_заболеваниями

 Статья впервые опубликована в газете «Дневник психиатра» №1, 2015 г. Размещена с любезного разрешения редакции.