В мире, где человек свободен делать и говорить свободно все, что захочет, тема психических расстройств находится под табу. Человек, столкнувшийся с психическим недугом, попадает в двойное кольцо изоляции – от общества из-за стигмы и от семьи из-за страха осуждения.
Психические расстройства – это заболевания, нарушающие нормальное мышление, поведение и эмоциональные ощущения человека. Любое психическое расстройство способно на длительное время "выбить" человека из привычного ритма жизни, лишить его возможности общаться с семьей и любимым людьми, наслаждаться и испытывать радость от жизни.
Ложные, часто устаревшие представления о природе психических расстройств побуждают многих из нас относиться к заболевшим людям с предубеждением, сторониться их, испытывать стыд и неловкость в их присутствии. Нередко люди, страдающие психическими расстройствами, становятся жертвами насилия и дискриминации.
Для многих людей, далеких темы психических расстройств и всего связанного с ней, слово стигма может вызвать неправильные ассоциации, основанные на обрывочных знаниях и воспоминаниях. Когда-то где-то услышанное от знакомых, прочитанные обрывки в газетах, увиденное по телевизору, и стигма обрастает неким религиозным, таинственным, сверхъестественным или мистическим смыслом.

В действительности происхождение и первичное объяснение "стигмы" не связано с религией или мистикой, а вполне практично. И именно оно в несколько видоизмененном виде, но все с тем же негативным смыслом, дошло до наших дней и стало применяться к психическим расстройствам и даже шире, ко всем тяжелым недугам, будь то психическим или физическим.
Такие слова как "предубеждения", "дискриминация", "изоляция", "стереотипы" будут будут часто появляться в заголовках и содержании публикаций сайта. Все они составляют единое целое, образуют стигму по отношению к людям с психическими расстройствами. Это не обрывочные и спонтанные истории и поступки, происходившие в далеком или недавнем прошлом. Такова сегодняшняя реальность. 

Люди, заболевшие тем или иным психическим расстройством, подвергаются дискриминации, лишаются своих прав и вынуждены испытывать глубокую эмоциональную боль, сталкиваясь ежедневно с различными проявлениями стигмы в свой адрес. То, как это происходит, часто оказывается гораздо страшнее и унизительнее, чем ощущать дискриминацию из-за цвета кожи или вероисповедания. 

Парадоксально, но большинство людей не замечает того, как это происходит, почему они вдруг при фразе "шизофрения" или "психиатр" начинают обороняться, вспоминать об ужасных историях из кинематографа или СМИ, убегать на другую сторону улицы. Механизм возникновения стигмы настолько укоренился в нас самих, что мы воспринимает такое поведение как норму. Однако так быть не должно.
Приходилось ли вам слышать о дискриминации Человека по цвету кожи, по происхождению, по убеждениям или расовой принадлежности? Скорее всего - "да". Сегодня такая дискриминация может показаться устаревшим явлением, пережитком прошлого, признаком необразованности, неполиткорректности и отсутствия культуры. Все мы равны друг перед другом, невзирая ни на какие физические и душевные различия. Приходилось ли вам слышать о дискриминации Человека по причине наличия у него тяжелой болезни? Скорее всего - "нет". Но если о чем-то не принято говорить, вовсе не означает, что этого не существует.
Большинство современных людей не понимает, что такое душевное здоровье. По статистике, каждый четвертый человек испытывал  какие-либо психические нарушения. При этом, более чем в 40% стран не существует институтов помощи душевнобольным. Более того, кажется, что у нас нет ни малейшего понятия о том, как следует обсуждать проблемы таких людей, сохраняя при этом уважительное и ответственное отношение к ним. Стигма и дискриминация это два самых серьезных препятствия для открытого и продуктивного обсуждения нарушений психического здоровья. 
Мы говорим об "Одиссеях", имея в виду путешествия, предпринятые в экстремальных, ужасных обстоятельствах. В конце своего долгого, богатого травмами путешествия Улисс оказывается изменившимся человеком. Он пережил свои потери, а посттравматический опыт научил его большой приспособляемости и помог невероятно вырасти в духовном и личностном плане. И все-таки мудрость этой трехтысячелетней эпической истории, в остальном оцениваемой западным миром как один из архетипов человечества, кажется, не оказала большого влияния на то, как сегодня психиатры понимают и лечат психические заболевания беженцев.